Развитие лютеранства

 

"Христианский правитель может и должен защищать своих подданных, от любых сил, стремящихся принудить их к отречению от Слова Божьего и к идолопоклонству."
МАГДЕБУРГСКОЕ ИСПОВЕДАНИЕ (1550)
 
Шмалькальденская война
 
По условиям Нюрнбергского мирного договора, подписанного в 1532 году, протестанты могли открыто исповедовать свою веру на принадлежавших им территориях, но не имели права проповедовать протестантское учение за их пределами. Вероятно, Карл V тем самым надеялся приостановить распространение лютеранской ереси, чтобы затем, когда у него появятся для этого возможности, уничтожить ее. Но такая политика была обречена на провал, и, несмотря на Нюрнбергское соглашение, протестантские идеи продолжали распространяться.
 
Политическая обстановка в Германии была крайне сложной и неустойчивой. Хотя Карл и был императором, но он не мог в полной мере проводить свою политику, так как слишком многие полагали, что она не отвечает их интересам. Не говоря уже о религиозных разногласиях, многие противились росту могущества династии Габсбургов, которую в то время возглавлял Карл. Среди них были и католики, опасавшиеся, что Карл под предлогом борьбы с лютеранством расширит свои владения, и потому не желавшие принимать участие в антипротестантском крестовом походе, который хотел организовать Карл. Кроме того, одним из самых влиятельных князей, оказывавших сопротивление Габсбургам, стал Филипп Гессенский, возглавлявший Шмалькальденскую лигу. По всем этим причинам император не сумел приостановить распространение протестантизма на землях, в которых по условиям Нюрнбергского мира его пропаганда была запрещена.
 
В 1534 году Филипп Гессенский отвоевал Вюртембергское герцогство у захвативших его католиков. Удостоверившись сначала в ходе дипломатических переговоров, что другие католические князья не намерены вмешиваться, Филипп напал на герцогство и вернул находившегося в изгнании герцога, объявившего затем о своей приверженности протестантизму. Жители герцогства, которые и ранее проявляли склонность к лютеранству, последовали примеру своего монарха.
 
Еще одним тяжелым ударом по германскому католичеству стала смерть в 1539 году герцога Георга Саксонского. Саксония состояла из двух частей – герцогства Саксонии и курфюршества Саксонии. Последнее при Фридрихе Мудром стало источником распространения лютеранских идей. Герцогство же Саксонское упорно их отвергало, а герцог Георг был одним из злейших врагов Лютера и его последователей. После смерти Георга сменивший его брат Генрих заявил о себе как о протестанте и пригласил Лютера проповедовать в своей столице Лейпциге, где тот когда-то встретился на диспуте с Экком.
 
В том же году, когда умер Георг Саксонский, протестантским стал и Бранденбург, и даже ходили слухи, что три церковных курфюрста, имевших право участвовать в выборах императора, архиепископы Трирский, Кельнский и Майнцский, хотят обратиться в протестантскую веру. Это дало бы протестантам неоспоримое большинство в коллегии курфюрстов по избранию будущего императора, состоявшей из четырех князей и трех архиепископов.
 
Карл, связанный участием в многочисленных военных конфликтах в разных частях мира, считал единственной возможностью создать противовес Шмалькальденской лиге в образовании союза католических князей. Им стала Нюрнбергская лига, основанная в 1539 году. К тому же политическая обстановка часто вынуждала также Карла идти на компромиссы для сближения позиций католиков и протестантов. С этой целью было проведено несколько встреч, которые, однако, не принесли почти никакого результата. Тем временем Шмалькальденская лига завладела землями Генриха Брауншвейгского, самого верного союзника императора на севере Германии, и герцогство стало протестантским. Несколько епископов, являвшихся также феодальными сеньорами и понимавших, что прихожане их епархий склоняются к лютеранству, секуляризовали свои владения, сделались наследственными сеньорами и заявили о своей поддержке протестантов. Разумеется, большую роль тут сыграли личные амбиции. Вместе с тем неоспоримо, что протестантизм пускал корни по всей Германии и что на протяжении свыше десяти лет власть и влияние императора и папы неуклонно уменьшались.
 
Однако вскоре протестантизм испытал несколько тяжелых ударов. Первым стало двоеженство Филиппа Гессенского. Князь, возглавлявший Шмалькальденскую лигу, был чистосердечным человеком, беззаветно преданным делу протестантизма. Но совесть у него была нечиста, так как в течение многих лет он не имел с женой супружеских отношений и при этом не находил в себе силы вести аскетическую жизнь. Он был не распутником, а человеком, которому не давало покоя половое влечение и которого мучило чувство вины за его недозволенное удовлетворение. Он обратился за советом к ведущим протестантским богословам, и Лютер, Меланхтон и Буцер (реформатор из Страсбурга) пришли к мнению, что Библия не запрещает полигамию и что Филипп может взять вторую жену, не разводясь с первой. Но это надо было сделать тайно, так как многоженство, не будучи преступлением в глазах Бога, выглядит таковым с точки зрения гражданского права. Так Филипп и поступил, но когда тайное стало явным, разразившийся скандал поставил Филиппа и богословов, давших ему такой совет, в крайне трудное положение. Все это обернулось не только резким падением его морального авторитета, но и ослаблением Шмалькальденской лиги, так как многие ее члены не хотели, чтобы Филипп и дальше возглавлял ее.
 
Вторым ударом стал отказ герцога Морица Саксонского присоединиться к лиге. Он считал себя протестантом, но хотел проводить собственную независимую политику. Когда Карл заявил, что борется не с протестантизмом, а с бунтом лютеранских князей, и обещал относиться к нему с особенным вниманием, Морис поверил императору и выступил против Шмалькальденской лиги.
 
Третьим ударом стала смерть Лютера в 1546 году. Хотя его авторитет значительно упал после крестьянского восстания и раскрытия двоеженства Филиппа Гессенского, Лютер оставался единственной фигурой, которая могла объединить протестантов под единым знаменем. Его смерть, наступившая вскоре после раскрытия двоеженства Филиппа, обезглавила протестантскую партию как в политическом, так и в духовном отношении.
 
Но самый тяжелый удар нанес император, получивший наконец свободу действий для вмешательства в германские дела и стремившийся положить конец упорному сопротивлению мятежных протестантских князей в отместку за веете унижения, которые он претерпел от них. Воспользовавшись растерянностью в рядах протестантов, Карл при поддержке герцога Морица вторгся в Германию и взял в плен Филиппа Гессенского и Иоганна Фридриха, сына и преемника Фридриха Мудрого.
 
Интерим
 
Несмотря на одержанную военную победу, император понимал, что навязывать свою волю в религиозных вопросах уже поздно, и довольствовался заключением "Аугсбургского интерима", текст которого был составлен объединенной комиссией католических и протестантских богословов. По указу императора все немцы должны были подчиняться этому интериму (временному распоряжению), названному так потому, что он становился законом вплоть до созыва всеобщего собора для решения спорных вопросов. (Тридентский собор начал работу за три года до этого, в 1545 году, но папа и император были не в ладах, поэтому Карл отказывался признать законность этого собора.) Карл надеялся, вслед за своей бабушкой Изабеллой, реформировать церковь в Германии по испанскому образцу, что предполагало преследование злоупотреблений и стяжательства, распространение благочестивых порядков и знаний и запрет богословских отклонений. С помощью интерима он надеялся выиграть время, необходимое ему, чтобы начать реформы.
 
Но эта попытка законодательного вмешательства в вопросы совести не доставила удовольствия ни католикам, ни протестантам. Интерим встретил всеобщее неодобрение. Некоторые протестантские богословы наотрез отказывались исполнять его. В Виттенберге протестанты во главе с Меланхтоном составили видоизмененный вариант – "Лейпцигский интерим". Но и он оказался неприемлемым для большинства лютеран, обвинивших Меланхтона и его последователей в трусости. В ответ Меланхтон заявил, что надо отличать главное от второстепенного и что они пошли на уступки во второстепенных вопросах, чтобы иметь возможность проповедовать главное.

[ad#my_blok3]

 
Как бы там ни было, Карлу не удалось воспользоваться преимуществами, полученными в результате Шмалькальденской войны. Многие германские князья, в том числе католики, протестовали против неподобающего обращения с Филиппом Гессенским и Иоганном Фридрихом Саксонским. Ходили слухи, что Карлу удалось взять в плен Филиппа, лишь запятнав свою честь. Протестантские князья, среди которых до войны царил разброд, объединились, дабы противостоять интериму. Достигнутые Карлом успехи были не по душе папе и французскому королю, предпринявшим дипломатические контрмеры.
 
Вскоре протестантские князья организовали против Карла V заговор. Мориц Саксонский, недовольный наградой, полученной от императора за предательство протестантов, и опасавшийся усиления могущества Габсбургов, тоже примкнул к заговорщикам, отправившим посольство к французскому королю, чтобы заручиться его поддержкой. Когда началось восстание, армия французского короля Генриха II вторглась во владения Карла за Рейном. Войск, на верность которых император мог рассчитывать, недоставало, и Карлу пришлось бежать. Но даже это оказалось нелегким делом, так как Мориц Саксонский занял несколько стратегических пунктов, и Карл чуть не попал в плен. Вырвавшись из окружения. Карл приказал своим войскам вернуть захваченный французами Мец. Но французы отбили атаку, а протестантские князья продолжали открыто бунтовать. К концу жизни Карл, вероятно, понял, что вся его германская политика закончилась полным провалом.
 
Германские дела Карл все больше перепоручал своему брату Фердинанду, который в конце концов заключил с мятежными князьями Пассауский мирный договор. Этим соглашением предписывалось освободить Филиппа Гессенского и Иоганна Фридриха Саксонского и провозгласить по всей империи свободу вероисповедания, – правда, с некоторыми ограничениями. Эта свобода не означала для подданных право выбирать веру, подразумевая лишь, что местные правители могут принимать решение за самих себя и за своих подданных и что император не должен пытаться обращать протестантских князей в католичество. Кроме того, предоставленная договором свобода вероисповедания распространялась только на католиков и на протестантов, придерживавшихся Аугсбургского исповедания. Анабаптисты и реформаты в расчет не принимались.
 
Неудача в Германии стала для Карла одной из причин, побудивших его отказаться от власти и уйти в монастырь. В 1555 году он начал "избавляться" от своих земель, отрекшись в пользу сына Филиппа сначала от Нидерландов, затем от своих итальянских владений и, наконец, от испанского престола. В следующем году он официально сложил с себя полномочия императора и удалился в испанский монастырь, где жил в роскоши и откуда продолжал давать наставления своему сыну Филиппу II Испанскому. Умер он два года спустя, в сентябре 1558 года.
 
Новый император Фердинанд I отказался от религиозной политики брата и проявлял такую терпимость, что у католиков возникли подозрения, не обратился ли он тайно в протестантскую веру. При правлении его самого и его преемника Максимилиана II протестантские идеи, распространяясь все дальше, дошли даже до Австрии – главного наследственного владения Габсбургов. Напряженность в отношениях с католиками неоднократно выливалась в мелкие политические и военные столкновения. Но в конечном счете в следующем столетии все это привело к начавшейся Тридцатилетней войне, речь о которой пойдет ниже.
 
Скандинавское лютеранство
 
Пока в Германии происходили все эти события, учение Лютера проникло и в соседнюю Скандинавию. Но если в Германии Реформация и вызванные ею столкновения способствовали разделению страны и укреплению положения аристократии в противовес монархии, в Скандинавии наблюдались прямо противоположные последствия. Там монархи приняли реформаторские идеи и считали их победу своей собственной заслугой.
 
Теоретически Дания, Норвегия и Швеция составляли единое королевство. Но фактически король правил только в Дании, где располагались его коронные земли. В Норвегии же его власть была весьма ограниченной, а в Швеции, где в качестве регентов правило могущественное семейство Стуре, он вообще не обладал никакой властью. Даже в Дании его возможности сводились к влиянию аристократии и церковных иерархов, упорно отстаивавших старые привилегии и сопротивлявшихся любому посягательству на них со стороны короля. Королевская власть была выборной, поэтому при каждых очередных выборах мирские и церковные магнаты вырывали у претендентов новые уступки. Народ под гнетом светских и церковных сеньоров был вынужден платить все более высокие налоги и подчиняться законам, направленным на защиту интересов властей.
 
Когда в Германии началась Реформация, скандинавский престол занимал Кристиан II, женатый на сестре Карла V Изабелле. Поскольку шведы отказывались предоставить ему реальную власть в стране, он обратился к своему шурину и другим князьям и с большим иностранным войском вторгся в Швецию, а затем в Стокгольме организовал собственную коронацию. Несмотря на данную им клятву сохранить жизнь своим противникам в Швеции, на следующий день после коронации он устроил "стокгольмскую кровавую баню", в которой погибли ведущие представители церкви и аристократии.
 
"Кровавая баня" вызвала большое негодование не только в Швеции, но также в Норвегии и даже в Дании – феодальные сеньоры на территориях Кристиана опасались, что, расправившись со шведской аристократией, король примется за них. Христиан утверждал, что хотел освободить народ Швеции от произвола аристократии. Но вероломные методы расправы с врагами и мощное противодействие церкви привели к тому, что вскоре он утерял остатки популярности.
 
Тогда для достижения своих целей Кристиан попытался использовать Реформацию. Незадолго до этих событий в Дании появились первые лютеранские проповедники, и народ как будто бы внимательно прислушивался к ним. Но эта политика провалилась, еще усугубив враждебность прелатов к королю, а большинство протестантов предпочли держаться на расстоянии от организатора стокгольмской резни. В конце концов вспыхнуло восстание, и Кристиан был вынужден бежать. Он вернулся восемь лет спустя при поддержке нескольких католических правителей из других частей Европы. Высадившись в Норвегии, он объявил себя поборником католичества. Но дядя и преемник Кристиана Фредерик I разгромил его и бросил в тюрьму, где он оставался все последние двадцать семь лет своей жизни.
 
Фредерик I был протестантом, и к тому времени многие среди народа и знати придерживались таких же убеждений. Но при избрании новый король обещал, что не будет бороться с католичеством или использовать свою власть в интересах протестантизма. Он понимал, что лучше быть реальным королем небольшого королевства, чем номинальным правителем большого, и отказался от притязаний на шведскую корону, а Норвегии разрешил избрать собственного короля. Норвежцы избрали его самого, поэтому Фредерик мог в определенной мере поддерживать прежнее единство Скандинавии, не прибегая к силе, как его племянник. Кроме того, получив возможность сосредоточиться на датских и норвежских делах, он принял меры для усиления в этих королевствах власти короны. В религиозных вопросах он соблюдал клятву, данную при избрании. Протестантизм между тем, в условиях предоставленной ему свободы, быстро набирал силу. В 1527 году он стал официально признанным вероисповеданием, а ко времени смерти Фредерика в 1533 году большинство его подданных были протестантами.
 
Тогда была предпринята попытка с помощью иностранного вторжения посадить на престол католического короля. Но войска претендента потерпели поражение, и новым королем стал Кристиан III, убежденный лютеранин, присутствовавший на Вормсском рейхстаге и восхищавшийся учением Лютера и его мужеством. Он быстро принял меры по упрочению протестантизма и ограничению власти епископов. Для помощи в проведении реформ
 
Лютер, к которому он обратился, выделил проповедников. В конце концов вся датская церковь подписалась под Аугсбургским исповеданием.
 
Тем временем события в Швеции развивались в том же направлении. Когда Кристиан II пытался подчинить своей власти эту страну, среди захваченных им пленных был молодой швед по имени Густав Эрикссон, более известный как Густав Ваза. Молодой человек совершил побег и, находясь за границей, готовил выступление против Кристиана. Узнав о стокгольмской резне, в которой погибли несколько его родственников, он тайно вернулся на родину. Работая поденщиком и живя среди простых людей, он убедился, что народу ненавистно датское присутствие. Затем с группой последователей из простолюдинов он взялся за оружие и поднял национально-освободительное восстание. После многочисленных побед и боевых подвигов его имя стало легендой. В 1521 году повстанцы провозгласили его регентом королевства, а два года спустя – королем. Спустя несколько месяцев он с триумфом вошел в Стокгольм, где его приветствовали радостными возгласами.
 
Но королевский титул не давал особой власти, так как знать и прелаты не хотели отказываться от старых привилегий. Новый король начал проводить тонкую политику, надеясь расколоть своих противников. Сначала наиболее суровые меры он принимал в отношении епископов. Он всегда четко разграничивал организаторов бунта и их последователей. Захватив и приговорив к смертной казни двух мятежных епископов, король простил всех их последователей – он заявил, что их просто ввели в заблуждение. Тем самым он вбивал клин между духовенством и знатью, а также между ними и народом. В тот год, когда произошел мятеж епископов, он созвал сословное собрание риксдаг, состоявшее не только из прелатов и дворян, но также из представителей буржуазии и даже крестьянства. Когда духовенство и знать объединились и отвергли предложенную королем программу реформ, он просто отрекся от власти, заявив, что Швеция еще не созрела для того, чтобы иметь настоящего короля. Три дня спустя перед угрозой хаоса риксдаг согласился вернуть короля и ограничить власть прелатов.
 
Результатом этого решения риксдага и победы Густава Вазы стала утеря высшим духовенством политической власти. С этого момента лютеранское влияние неизменно росло, а протестантские верования дополнялись роялистскими настроениями. Густав Ваза не отличался глубокими религиозными убеждениями. Но ко времени его смерти в 1560 году Швеция стала протестантской страной с лютеранской церковной иерархией, а монархия превратилась из выборной в наследственную.
 
С уважением Андрей

 

 

Провести похороны – задача сложная и хлопотная, ведь нужно не только позаботиться о принадлежностях для умершего, но и решить массу организационных вопросов, требующих времени и определенных знаний. 

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий