Пуританская революция

Гражданское должностное лицо не может брать на себя проповедь Слова и совершение таинств… тем не менее оно обладает властью, и долг его – всемерно поддерживать единство и мир в церкви, хранить Божью истину во всей ее чистоте и полноте, подавлять всякое богохульство и всякую ересь, любые искажения и злоупотребления в служении, поддерживать или укреплять дисциплину, неукоснительно проводить, совершать и соблюдать все предписанные Богом обряды.
ВЕСТМИНСТЕРСКОЕ ИСПОВЕДАНИЕ

При рассмотрении Реформации в Англии мы видели, что королева Елизавета придерживалась промежуточной линии, лавируя между консерваторами, стремившимися сохранить как можно больше из старых обычаев и верований, и кальвинистами, считавшими, что жизнь и структура церкви должны быть приспособлены к тому, в чем они видели библейские нормы рольставни защитные. При жизни королевы это хрупкое равновесие сохранялось, хотя неоднократно возникали неизбежные при таком положении трения, которые удавалось преодолевать лишь благодаря энергичному и решительному вмешательству королевы и ее министров.

Яков I

После смерти королевы в 1603 году у нее не осталось прямого наследника, но своим законным преемником она объявила Якова, сына Марии Стюарт, который уже был королем Шотландии. Передача власти произошла без особых затруднений, и таким образом правящей династией в Англии стали

Стюарты. Для нового короля – Якова I в Англии и Якова VI в Шотландии – управление Англией оказалось делом нелегким. Англичане всегда относились к нему как к иностранцу. Вынашивая замысел (в конечном счете исполнившийся) объединить два королевства, он нажил себе много врагов как в Шотландии, так и в Англии. Принятые Елизаветой меры по развитию торговли начали приносить плоды, и купеческое сословие, недовольное политикой короля, защищавшего интересы дворянства и своих фаворитов, набирало силу. Но в особенности настороженно к Якову относились те протестанты, которые считали, что Реформация в Англии развивается слишком медленно и что повинна в этом политика монархов и их советников. Поскольку соседняя Шотландия, выходцем из которой был новый король, продвинулась по пути реформ дальше, английские кальвинисты полагали, что настало время для таких же изменений и у них в стране.

Эти радикально настроенные протестанты не составляли единой группы и между ними не было единодушия, поэтому им трудно дать общее определение. Их назвали “пуритане”, поскольку они настаивали на необходимости “очистить” церковь путем возврата к библейским религиозным принципам. Они выступали против многих традиционных элементов служения, сохранившихся в церкви Англии, таких как использование распятия, ношение некоторых священнических облачений и совершение евхаристии на алтаре. Вопрос о том, должен ли это быть стол или алтарь и где этот стол или алтарь должен помещаться, подразумевал разное истолкование смысла евхаристии и вызывал долгие и ожесточенные споры. Они также проповедовали простую жизнь, основанную на заповедях Писания и лишенную роскоши и внешнего блеска. Недовольство богослужениями церкви Англии усиливалось и тем, что многое в них казалось им неоправданно усложненным. Многие настаивали на необходимости посвящать воскресенье исключительно религиозным и благотворительным делам. Они не выступали за полное запрещение алкогольных напитков, и большинство из них употребляли их в умеренных дозах, но крайне неодобрительно относились к пьянству, в особенности – среди служителей церкви Англии. Они осуждали также все, что считали безнравственным, в том числе театральные представления, причем не только из-за тех сцен, которые казались им безнравственными, но и из-за “Двуличия”, исконно присущего игре актеров.

Многие пуритане выступали за упразднение должности епископов. Они утверждали, что епископское правление, по крайней мере в том виде, каким оно было в их время, является позднейшим изобретением, о котором ничего не сказано в Библии, и что церковь должна считать Писание своим основным законом не только в вероучительных вопросах, но и в делах, относящихся к ее устройству и управлению. Более умеренные пуритане просто заявляли, что в Библии показаны разные формы церковного управления и что, следовательно, епископство, будучи само по себе, возможно, целесообразным и полезным, не относится к вопросам “божественного права”. Другие утверждали, что новозаветной церковью управляли “пресвитеры”, то есть старейшины, и что истинно библейская церковь должна следовать этому примеру. Третьи заявляли, что каждая церковь должна быть независимой от других, за что их назвали “индепендентами”. Среди последних были люди, считавшие, что крестить можно только взрослых верующих, поэтому их назвали “баптистами”. Между этими различными группами не было согласия по многим вопросам, но в целом они вдохновлялись идеями Кальвина, Цвингли и других швейцарских реформаторов. Наиболее радикально настроенные среди них придерживались взглядов, близких к анабаптистским.

Тем временем официальная церковь шла параллельным, но противоположным курсом. Елизавета достигла равновесия, учредив церковь с умеренно кальвинистской богословской системой и одновременно сохранив в служении и управлении все, что ясно и прямо не противоречило этому новому богословию. Но поддерживать установленный Елизаветой порядок было трудно. Защищая традиционные формы богослужения, многие начали отходить от кальвинистских богословских взглядов. Ведущие богословы церкви Англии до такой степени восторгались красотой проводившихся тогда богослужений, что почти и не пытались привести их в соответствие с богословскими требованиями или с библейской экзегетикой. Вскоре пуритане начали опасаться, что готовится возврат к “папизму” и что многие стремятся именно к этому.

Подспудно все это вызревало еще до восшествия Якова на престол Елизаветы. Но затем долгое время сдерживавшиеся конфликты начали давать о себе знать со все большей силой. Пуритане не доверяли новому королю, чьей матерью была не кто иная, как Мария Стюарт. На самом деле Яков не особенно благожелательно относился к католикам, которые неоднократно пытались добиться от него крупных уступок, но каждый раз безуспешно. Его идеалом была абсолютная монархия по французскому образцу. В Шотландии подданные-пресвитериане не давали ему возможности править так, как ему хотелось бы, и, по его мнению, не выказывали ему должного почтения, поэтому в Англии он стремился для усиления собственной власти повысить роль епископата. Ему приписывают слова: “Без епископов нет и короля”.

Росту авторитета Якова мешали и его особые наклонности. Он был гомосексуалистом, и его фавориты пользовались незаслуженными привилегиями и влиянием при дворе и в правительстве. Настаивая на праве быть абсолютным монархом, он проявлял при этом то крайнюю непреклонность, то слабость и уступчивость. Он честно распоряжался финансами страны, но выделял огромные суммы на абсолютно пустые затеи, и для реализации многих замыслов просто не хватало средств. Его щедрость на титулы и привилегии для друзей оскорбляла многих из тех, кто всю жизнь служил короне за скромное вознаграждение или вообще бескорыстно.

Яков пытался продолжать религиозную политику Елизаветы. Систематическим преследованиям подвергались только анабаптисты, так как их эгалитаристские идеи возмущали короля. К католикам относились как к верным слугам папы и, следовательно, как к потенциальным предателям.

Но если бы папа признал права Якова на престол и осудил цареубийство, на которое готовы были пойти некоторые крайние католики для разрешения религиозных конфликтов в Англии, король стал бы терпимее относиться к католикам. Пресвитериане, которых король возненавидел еще в Шотландии, в Англии не вызывали особой неприязни, и Яков даже сделал им ряд уступок. Но отказаться от системы епископского правления он не мог, так как был убежден, причем вполне обоснованно, что епископы – самые верные и полезные сторонники престола.

Во время правления Якова напряженность в отношениях между прелатами официальной церкви и пуританами постоянно возрастала. В 1604 году архиепископ Кентерберийский Ричард Бэнкрофт добился принятия нескольких постановлений, согласно которым епископская иерархия провозглашалась установленной свыше и неотъемлемой от истинной церкви. Это умаляло авторитет многих протестантских церквей на континенте, в которых не было епископов, и пуритане усмотрели в этом попытку порвать связи с протестантами для возрождения католичества в Англии. Кроме того, по настоянию архиепископа были приняты и другие постановления, со всей очевидностью направленные против пуритан.

В это время работал парламент – Яков был вынужден созвать его для утверждения новых налогов. В состав нижней палаты, или палаты общин, входило много пуритан, и они, объединившись с другими делегатами, обратились к королю с воззванием, направленным против постановлений Бэн-крофта. На созванной им конференции в Хэмптоне король сам председательствовал, и когда кто-то из пуритан упомянул о “совете пресвитеров”, заявил, что между монархией и пресвитерией такие же отношения, как между Богом и дьяволом. Все попытки примирения закончились неудачей, и единственным результатом этой встречи стал опубликованный в 1611 году новый перевод Библии, известный как Библия короля Якова.

Это посеяло враждебность между палатой общин и наиболее консервативно настроенными епископами. Последние вслед за королем заявили, что власть епископов, как и власть короля, основывается на божественном праве. В 1606 году церковные власти приняли ряд еще более антипуританских постановлений. В ответ парламент выступил с критикой не короля или архиепископа, а наиболее уязвимых их сторонников. В конце концов при следующем царствовании это противостояние приведет к гражданской войне.

Тем временем в 1605 году был раскрыт “пороховой заговор”. Годом раньше под предлогом того, что католики хранили верность папе, а не королю, был принят направленный против них закон. На самом деле подоплекой закона был, по всей видимости, сбор денег, так как католикам грозили высокие штрафы и конфискация собственности. Как бы там ни было, католики решили, что от короля необходимо избавиться. Один из заговорщиков снял рядом с парламентом особняк, откуда через подземный потайной ход можно было попасть в подвальное помещение, расположенное под залом заседаний. План заключался в том, чтобы под видом вина подложить под зал заседаний несколько бочек с порохом и взорвать их, когда король будет открывать очередную сессию парламента. Таким образом, погибли бы как король, так и заседавшие в парламенте пуритане. Но заговор был раскрыт, и его руководителей вместе с некоторыми предполагаемыми участниками казнили. В разных частях королевства на католиков началась настоящая охота. Сам Яков как будто бы пытался проводить различие между виновными и теми, кто просто были католиками. Вместе с тем он воспользовался произошедшим для расширения системы штрафов и конфискаций. Вскоре тысячи католиков оказались в тюрьмах.

Через несколько лет Яков попытался управлять страной без парламента. Но для введения новых налогов необходимо было согласие этого органа власти, и в 1614 году, когда королевство было на грани финансового краха, Яков решил созвать парламент. Когда после выборов выяснилось, что новая палата общин оказалась еще более непокорной, чем предыдущая, Яков распустил ее и попытался обойтись теми налогами, которые имел право вводить сам. Он был также вынужден занимать деньги у епископов и знати. Затем разразилась Тридцатилетняя война. Низложенный курфюрст Пфальца и король Богемии Фридрих доводился Якову зятем. Но Яков не предложил ему помощи, и многие английские протестанты начали называть его трусом и предателем, в ответ на что он заявлял, что не может вмешаться в войну из-за недостатка средств. Наконец, в 1621 году король снова созвал парламент в надежде, что пуритане в палате общин согласятся с новыми налогами, если он пообещает, что часть из них пойдет на оказание помощи немецким протестантам. Но прошел слух о намерении короля женить своего сына и наследника на испанской инфанте. Такой брачный союз с Габсбургами казался неприемлемым пуританам и парламенту, который утвердил лишь некоторые мелкие налоги и направил ряд жалоб королю. В ответ король распустил парламент и арестовал нескольких ее лидеров. Затем от брачных планов отказались по другим причинам, и в 1624 году Яков снова созвал парламент, но в очередной раз распустил его, не добившись средств, которых просил. Вскоре после этого король умер, и престол занял его сын Карл.

Карл I

Новый король, как и его отец, был убежден в необходимости централизованной и сильной монархической власти и поэтому тоже не ладил с парламентом. Пуритане с подозрением относились к намерениям короля, так как после неудавшихся переговоров с Испанией Карл женился на сестре французского короля Людовика XIII. Договоренности, приведшие к заключению этого брака, предусматривали уступки английским католикам, и было также достигнуто соглашение, что королева и ее двор могут совершать свои религиозные обряды. Усматривая во всем этом возрождение идолопоклонства, многие пуритане заявляли, что в королевский дворец вошло отступничество. Вскоре королеву начали сравнивать с Иезавелью, хотя пока еще и не в открытую.

Карл унаследовал от отца конфликты с парламентом, достигшие апогея во время суда над Ричардом Монтепо, защитником божественного права королей и противником как пуританства, так и парламентской системы. Он опубликовал несколько книг на эти темы, и наконец, после издания очередной из них, особенно оскорбительной для парламента, палата общин привлекла его к суду и приговорила к штрафу и тюремному заключению. Король Карл спас своего сторонника, сделав его при себе личным капелланом и тем самым оградив от парламента. Затем стали поговаривать, что в отместку будет предъявлено обвинение в государственной измене королевскому советнику герцогу Бэкингему. Тогда король распустил парламент и решил править без него. Это было в общем-то невозможно, так как король нуждался в средствах, которые можно было получить только через парламент. Но король пришел в такую ярость, что принял еще более жесткие меры. Когда архиепископ Кентерберийский попытался выступить посредником, король, по сути дела, лишил его полномочий и передал их комиссии под председательством Уильяма Лода, одного из самых непримиримых противников пуританства. Карл несколько раз созывал парламент, а затем распускал его, так как палата общин настаивала на рассмотрении своих жалоб, прежде чем голосовать за выделение средств. Своих сторонников Карл отблагодарил в палате общин, сделав их лордами и лишив себя тем самым небольшой поддержки, которую он имел в нижней палате. Порицать короля начали даже лорды, недовольные тем, что членам палаты общин, ограничившимся поддержкой короля во время парламентских прений, оказана такая честь. Распустив в 1629 году парламент третьего созыва, Карл решил править самостоятельно и лишь одиннадцать лет спустя был вынужден созвать новый парламент.

Эти одиннадцать лет единоличного правления принесли процветание высшим классам. Но цены росли быстрее доходов, и большинство населения подвергалось все большей эксплуатации, в то время как власть имущие все богатели. Для получения нужных ему средств Карл предоставлял все большие льготы аристократии, которая в свою очередь эксплуатировала бедных. Хотя король проявлял определенный интерес к их судьбе и кое-что предпринимал, чтобы улучшить их положение, при существовавшем социально-политическом порядке эти слабые меры не могли облегчить их страданий. В короле и в епископах, поддерживавших его от лица церкви, все чаще видели врагов народа, особенно в промышленных районах. Пуритане, осуждавшие злоупотребления короля и епископов, а также роскошный образ жизни и идолопоклонство “новой Иезавели”, быстро завоевывали поддержку среди народа.

В 1633 году Уильям Лод стал архиепископом Кентерберийским. Его восхищали красота и великолепие англиканских церковных служб, и он твердо верил, что для блага государства необходимо религиозное единообразие. Против пуритан он принимал суровые и жестокие меры, в число которых входили смертные приговоры и увечащие наказания (бичевание, клеймение, вырезание ноздрей и т. п.). Воодушевленный его рвением, Карл предоставил Лоду полноту власти в Шотландии, где архиепископ попытался навязать англиканскую литургию. Это привело к беспорядкам, вскоре вылившимся в восстание. Когда общешотландская Генеральная ассамблея попыталась ограничить власть епископов, представители короля объявили о ее роспуске. Но ассамблея отказалась подчиниться приказу короля, отменила епископское правление и реорганизовала церковь Шотландии на пресвитерианской основе.

Это сделало войну неизбежной. У короля не было ни достаточно крупной армии, ни средств для ее содержания, поэтому он обратился за поддержкой к своим ирландским подданным, убежденным католикам, в надежде, что католическая вера королевы побудит их прийти ему на помощь. Но тем самым он лишь добился сближения шотландских кальвинистов и английских пуритан. В 1640 году Карл созвал парламент, надеясь получить средства для войны против шотландских повстанцев. Но скоро стало ясно, что многие члены палаты общин к королю относятся хуже, чем к его врагам, и Карл распустил собрание, получившее впоследствии название Короткого парламента. Шотландцы, воспользовавшись таким поворотом событий, вторглись в Англию, и королевские войска в беспорядке бежали. Карл был вынужден в очередной раз созвать парламент. Так начал работу Долгий парламент, сыгравший важную роль в истории Англии.

Долгий парламент

Годы, непосредственно предшествовавшие первой сессии Долгого парламента, были отмечены экономическими трудностями. Последствия социальных и экономических неурядиц, отражавшихся до тех пор почти исключительно на бедноте и рабочем люде, теперь ощутили на себе и зажиточные слои. Поэтому большинство делегатов, избранных в палату общин, представляли тех, кто был недоволен политикой короля, если не по религиозным, то во всяком случае по экономическим причинам. Среди титулованной аристократии многие вместе с буржуазией вкладывали деньги в коммерческие предприятия, поэтому в большинстве своем палата лордов была готова поддержать палату общин в ее требовании ограничить власть короля. Так что новый парламент оказался еще более неуступчивым. Король собрал его, чтобы добиться денег, необходимых для создания армии и изгнания шотландских повстанцев с английской территории. Но парламентарии понимали, что угроза со стороны повстанцев – гарантия их властных полномочий, и не спешили с рассмотрением этого вопроса. Сначала они приняли ряд мер против тех, кто в последние годы пытался уничтожить пуританское движение. Еще остававшиеся в живых жертвы архиепископа Лода вышли на свободу и получили компенсацию за перенесенные страдания. Лорд Страффорд, один из самых верных министров короля, предстал перед судом парламента и был приговорен к смертной казни, причем король, можно сказать, ничего не сделал для его спасения.

Затем парламент занялся обеспечением долговременности принятых им решений. В мае 1641 года он принял закон, согласно которому король не мог распускать ассамблею без ее собственного согласия. Этот закон лишал короля важной прерогативы, но он не стал противиться ему в надежде все разрешить путем закулисных интриг. Когда парламент приступил наконец к обсуждению вопроса о средствах для борьбы с шотландцами, выяснилось, что король ведет с ними переговоры в надежде подорвать власть парламента. Кое-кто даже утверждал, что католическое восстание в Ирландии было спровоцировано королевой, чтобы поставить парламент в затруднительное положение и принудить его выделить королю средства для содержания армии. Реальное или мнимое двуличие монархов побудило радикально настроенных протестантов объединиться в еще более тесный союз с целью ограничения королевской власти.

Основными сторонниками Карла в парламенте были епископы – члены палаты лордов. Но палата общин возбудила против некоторых епископов судебное преследование, и когда обвиняемые пытались посещать заседания парламента, лондонцы выходили на улицы и преграждали им путь. Окрыленные этими событиями, наиболее радикально настроенные члены палаты общин объявили о намерении привлечь к суду королеву за предполагаемое подстрекательство к восстанию в Ирландии. Такие крайности навлекли на пуритан ответную реакцию. Многие в палате лордов считали, что настало время навести порядок. Время было на стороне короля. Но он не проявил должного терпения и не стал ждать, когда сам ход событий принесет ему победу. Он скоропалительно выдвинул перед палатой лордов обвинения против лидеров палаты общин. Лорды, опасаясь, что однажды такая же участь постигнет и их самих, отвергли обвинение. Затем король приказал арестовать обвиняемых, но парламент отказался их выдать. На следующий день вооруженный отряд, отправленный Карлом для ареста обвиняемых, обнаружил, что парламент сбежал в Лондон, где продолжил работу при поддержке народа. Потеряв столицу, король удалился в свои дворцы в Хэмптоне и Виндзоре. Тем временем в Лондоне в качестве “короля без короны” правил лидер мятежного парламента Джон Пим. Затем палата общин вынесла на рассмотрение закон об исключении епископов из палаты лордов. Верхняя палата согласилась, король не возражал, и прелатов изгнали из парламента. Таким образом, начался процесс, в ходе которого из парламента будут постепенно удалены все противники пуританства, а сама ассамблея примет более радикальный характер. Затем парламент принял решение о создании милиции13. Эти соединения должны были находиться под командованием парламента, поэтому король решил, что настало время для решительных действий. Он собрал верные ему войска и приготовился к сражению с армией парламента. Конфликты и распри между короной и парламентом в конечном счете привели к гражданской войне.

[ad#my_blok3]

Гражданская война

Обе стороны теперь готовились к войне и собирали силы. Карла активнее других поддержали аристократы, а парламент – тех, кто особенно пострадал за последние времена. Его армия состояла в основном из представителей низших классов, к которым присоединялись также купцы и даже некоторые дворяне. Костяком королевской армии была кавалерия – традиционно ударная сила аристократии, а парламент делал ставку на использование пехоты и флота, для которого важное значение имела торговля. Все началось с небольших стычек, в ходе которых каждая из сторон стремилась заручиться поддержкой извне – парламент со стороны шотландцев, а Карл со стороны католиков в Ирландии. Кроме того, учитывая угрозу возникновения гражданской войны, различные пуританские группы все больше сплачивались.

Пытаясь привлечь на свою сторону шотландцев, парламент принял ряд решений в пресвитерианском духе. Среди английских пуритан не все считали такую форму церковного управления правильной, но большинство из них отвергали епископство – основной оплот короля в лоне церкви. В конце концов епископское правление было отменено, отчасти из-за поддержки епископами короля, отчасти по богословским соображениям и отчасти потому, что, конфисковав имущество епископов, парламент мог получить средства, не вводя новых налогов.

Тем временем парламент созвал богословов для решения религиозных вопросов. Это была знаменитая Вестминстерская ассамблея, в работе которой, помимо 121 служителя и тридцати мирян, назначенных парламентом, участвовали восемь представителей Шотландии. За шотландцами стояла самая сильная армия в Британии, поэтому их влияние на ассамблее было решающим. В главе 20 мы подробнее остановимся на богословских решениях ассамблеи и на принятом ею Исповедании, которое стало одним из основополагающих документов кальвинистской ортодоксии. Здесь же достаточно сказать, что хотя некоторые ее участники были “индепендентами”, то есть сторонниками конгрегационалистского устройства церкви, а другие склонялись к епископскому правлению, ассамблея сделала выбор в пользу пресвитерианской формы правления и рекомендовала парламенту принять ее для Церкви Англии. В парламенте было много индепендентов, предпочитавших иную форму правления, но ход войны вынудил их объединиться с шотландцами в “Священной лиге и завете”, связав себя тем самым с пресвитерианством. Решение вступило в силу в 1644 году, и в следующем году архиепископ Кентерберийский Уильям Лод был казнен по приказу парламента.

Как раз когда парламент готовил армию, на первый план выступил Оливер Кромвель. Он был довольно богатым человеком и потомком одного из советников Генриха VIII. За несколько лет до этого он стал пуританином и теперь жадно читал Писание. Он был убежден, что любое решение, личное или политическое, должно основываться на Божьей воле. Поэтому поиски решения часто занимали у него много времени, но, раз приняв его, он шел по избранному пути до конца. Он пользовался уважением пуритан, но до Гражданской войны был известен всего лишь как один из членов палаты общин. Однако, осознав неизбежность вооруженного конфликта, он отправился домой и собрал небольшой отряд кавалерии. Он понимал, что кавалерия – основное оружие короля и что парламенту понадобится такой же род войск. Его пример оказался заразительным, и небольшой отряд превратился в мощную кавалерийскую часть, воины которой были убеждены, что ведут священную войну, и отправлялись в бой с пением псалмов. Вскоре вся армия парламента прониклась такой же убежденностью и превратилась в непреодолимую силу, разгромившую войска короля в битве при Нейсби.

Эта битва стала началом конца короля. Повстанцы захватили лагерь, где нашли доказательство тому, что он подталкивал иностранные католические войска к вторжению в Англию. Тогда Карл решил провести переговоры с шотландцами в надежде задобрить их обещаниями. Но шотландцы взяли его в плен, а затем передали парламенту. Выиграв войну, парламент принял ряд законов в пуританском духе – таких как предписание посвящать воскресенье только религиозным делам и запрет фривольных развлечений.

Но в рядах пуритан, объединившихся в борьбе с королем и его епископами, наблюдался теперь глубокий раскол. Большинство парламента поддерживало в то время пресвитерианскую форму правления с национальной церковью без епископов. Но в армии большинство составляли индепенденты. По многим вопросам у них не было между собой согласия. Но все они единодушно считали, что национальная церковь с пресвитерианской формой правления лишит их свободы следовать Библии в соответствии с тем, как они ее понимают. В результате отношения между парламентом и армией все больше обострялись. В 1646 году парламент предпринял безуспешную попытку распустить армию. В армии набирали силу еще более радикальные группы, такие как “пятая монархия” и “левеллеры”. Некоторые из них провозглашали, что Господь вот-вот вернется и что необходимо преобразовать общественный порядок, установив справедливость и равенство. Парламент, в котором купеческое сословие все еще обладало значительным весом, в ответ ужесточил меры против армии, та же в свою очередь заявила, что от имени народа может выступать не парламент, а армия, так как она шире отражает его представительство.

В этот момент король сбежал. Затем он начал переговоры с шотландцами, с армией и с парламентом, давая всем взаимоисключающие обещания. Он добился поддержки шотландцев, которым обещал установить пресвитерианство как в Шотландии, так и в Англии. Тем временем он продолжал секретные переговоры с парламентом. Но пуританская армия разгромила шотландцев, захватила короля и приступила к чистке парламента. Сорок пять лидеров парламента были арестованы, среди оставшихся многих не пускали на заседания, а кое-кто сам отказывался их посещать. То, что от него осталось, его противники совершенно справедливо назвали “охвостьем” Долгого парламента.

Именно это “охвостье” начало судебное разбирательство по делу Карла, которого обвинили в государственной измене и в развязывании в стране гражданской войны. Четырнадцать лордов, посмевших явиться на заседание палаты лордов, единодушно отказались поддержать обвинения. Тем не менее палата общин продолжила суд, и Карл, не желавший защищаться на том основании, что у его судей нет правовых полномочий, 30 января 1649 года был обезглавлен.

Протекторат

Шотландцы, боявшиеся вновь стать зависимыми от Англии, быстро признали своим монархом Карла II, сына покойного короля. Ирландцы воспользовались обстоятельствами и подняли очередное восстание. В самой Англии среди пуритан-индепендентов возникли разногласия. Все большую силу набирали “диггеры” – одно из самых радикальных ответвлений этого движения. Они призывали к установлению нового общественного порядка, при котором право на обладание собственностью должно принадлежать всем. Своей пропагандой они угрожали интересам торгово-купеческих слоев, ранее поддерживавших парламент в его противоборстве с королем. В то же время пресвитериане продолжали настаивать на принципах общенациональной церкви, что с точки зрения индепендентов было тиранией. Короче говоря, стране угрожал хаос.

Тогда бразды правления взял в свои руки Кромвель. Он не участвовал в чистке парламента, но одобрил ее, и от имени “охвостья” парламента сначала подавил восстание ирландцев, а затем положил конец всплеску роялистских настроений в Шотландии. Карл II был вынужден бежать на континент. Затем Кромвель решил сделать то, чего не сумел король: когда “охвостье” парламента приступило к обсуждению закона, который должен был увековечить его власть, Кромвель явился на заседание, изгнал из помещения немногих остававшихся там делегатов и опечатал его. Тем самым, возможно даже против собственной воли, он стал хозяином страны. В течение некоторого времени он пытался вернуться к какой-то форме представительного управления, но в конце концов принял титул “лорда-протектора”. Теоретически он должен был править с помощью парламента, состоявшего из представителей Англии, Шотландии и Ирландии. Но на самом деле парламент состоял по преимуществу из англичан, а реальная власть принадлежала Кромвелю.

Кромвель разработал программу реформирования как церкви, так и государства. С учетом атмосферы в стране его религиозная политика выглядела достаточно терпимой. Сам он был индепендентом, но старался установить такую религиозную систему, где нашлось бы место пресвитерианам, баптистам и даже умеренным сторонникам епископского правления. Будучи пуританином, он пытался также реформировать нравы и обычаи в стране путем принятия законов, касающихся воскресенья, скачек, петушиных боев, театральных представлений и так далее. Его экономическая политика благоприятствовала среднезажиточным слоям населения в ущерб интересам аристократии и в определенной мере бедноты. Сопротивление протекторату росло как среди самых богатых, так и среди самых бедных.

При жизни Кромвелю удавалось сохранять контроль над страной. Но его мечты о создании сильной республики не исполнились. Как и короли до него, он не ладил с парламентом даже при том, что сторонники Кромвеля силой не допускали туда его противников, превратив тем самым парламент в новое “охвостье”. Протекторат был по сути своей временным явлением, и Кромвелю предложили королевскую корону, но он отказался, все еще надеясь установить республиканский строй. В 1658 году, незадолго до смерти, он назначил преемником своего сына Ричарда. Но молодой Кромвель не обладал способностями отца и сложил с себя доверенные ему полномочия.

Реставрация

Падение протектората не оставило другой альтернативы, кроме восстановления монархии. Парламент во главе с генералом Монком призвал Карла II занять престол своего отца. Это повлекло за собой принятие антипуританских мер. Поначалу Карл хотел найти в национальной церкви место для пресвитериан, но новый парламент выступил против таких планов и предпочел традиционное епископское правление. В результате новое правительство восстановило епископское правление и “Книгу общественного богослужения”, а также приняло законы, направленные против диссидентов, места для которых в официальной церкви не оставалось. Но эти законы не смогли положить конец движениям, возникшим во время народных волнений в прежние годы. Они тайно продолжали существовать вплоть до конца века, когда была провозглашена веротерпимость.

В Шотландии последствия реставрации оказались более серьезными. В этой стране пресвитерианство пустило прочные корни, и теперь королевским указом вновь вводилось епископское правление, а пресвитерианских служителей надлежало заменить другими, готовыми поддержать епископов. По стране прокатились беспорядки и бунты. Был убит архиепископ Джеймс Шарп, наиболее видный прелат Шотландии. Это привело к вмешательству англичан, поспешивших на помощь шотландским роялистам, и пресвитерианское восстание было потоплено в крови.

На смертном одре Карл II объявил себя католиком, подтвердив тем самым подозрения многих подвергавшихся преследованиям пуритан и шотландских пресвитериан. Его брат и преемник Яков II решил восстановить католичество в качестве официальной религии своих королевств. В Англии он попытался добиться поддержки диссидентов, провозгласив политику веротерпимости. Но антикатолические настроения там были настолько сильны, что их сторонники предпочли бы даже отказаться от терпимости в отношении самих себя, лишь бы помешать возрождению католичества. В Шотландии все складывалось еще драматичнее, и Яков II (он же Яков VII Шотландский) распорядился приговаривать к смертной казни всех, кто посещает неразрешенные службы, и поставил на ключевые должности католиков.

После трех лет правления Якова II англичане восстали и пригласили на престол Вильгельма Оранского и его жену Марию, дочь Якова. Вильгельм прибыл в 1688 году, и Яков бежал во Францию. В Шотландии его сторонники продержались несколько месяцев, но к следующему году Вильгельм и Мария твердо держали в руках власть и в Шотландии. Их религиозная политика была достаточно терпимой. В Англии свобода вероисповедания была предоставлена всем, кто признавал “Тридцать девять статей” 1562 года и давал клятву верности монархам. Людям, отказывавшимся приносить присягу, которых называли “непоклявшимися”, предоставлялась свобода вероисповедания при условии не участвовать в заговорах против монархов. В Шотландии пресвитерианство стало официальной государственной религией, а Вестминстерское исповедание – ее вероучительной нормой.

Но пуританский идеал не исчез после реставрации и оказал глубокое влияние на формирование британского характера. Два великих представителя этого направления Джон Беньян и Джон Мильтон долгое время оставались одними из наиболее читаемых английских авторов. Самое крупное литературное произведение Беньяна, известное под сокращенным названием “Путешествие Пилигрима”, стало популярной христианской книгой, которая дала тему для размышления и обсуждения не одному поколению. А “Потерянный рай” Мильтона предопределил понимание и истолкование Библии в большей части англоязычного мира.

С уважением Андрей

Источник: Хусто Гонсалес

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий