Наступление на ислам

 

Я говорю это присутствующим. Предписываю сказать этой тем, кого здесь нет. Это повеление Христа. Все, кто пойдет туда и потеряет жизнь, будь то в пути, или на море, или в бою с язычниками, тотчас получат прощение грехов. Я обещаю это всем, кто пойдет, на основании великих полномочий, которыми наделил меня Бог.

УРБАН II

 
Среди многих идеалов, завораживавших воображение средневекового христианского мира на Западе, ни один не был столь ярким, завораживающим и столь противоречивым, как дух крестовых походов. В течение нескольких веков Западная Европа всю страсть и кровь своих граждан вкладывала в эти походы, результаты которых были в лучшем случае эфемерными, а в худшем – трагическими. Они предпринимались в надежде разгромить мусульман, угрожавших Константинополю, спасти Византийскую империю, воссоединить восточную и западную ветви церкви, вернуть Святую землю и тем самым завоевать небо. О том, достигнута или не достигнута была последняя цель, судить не нам. Но остальные замыслы были осуществлены, пусть и ненадолго. Мусульмане, сначала потерпевшие поражение из-за своей раздробленности, в конце концов создали единый фронт и изгнали крестоносцев. Константинополь и тень его империи просуществовали вплоть до XV века, но затем были сметены турками автоломбарды москвы. Две ветви церкви в силу обстоятельств объединились на короткое время после Четвертого крестового похода, но конечным результатом этого вынужденного союза стала еще большая ненависть между Востоком и Западом. Святая земля оставалась в руках крестоносцев около столетия, а затем ею снова завладели мусульмане.
 

Первый крестовый поход

 
К Святой земле христиане всегда относились с глубоким почтением, а паломничество в святые места считалось высшим проявлением веры. Эти святые места веками оставались в руках мусульман. Но теперь, когда ставшие мусульманами турки-сельджуки начали угрожать Византийской империи, многие вспомнили о потерях во времена арабских завоеваний. Подразумевалось, что если Запад оградит Византию от этой угрозы, отношения между двумя ветвями церкви, разорванные в 1054 году, должны восстановиться. Поэтому еще Григорий VII намеревался собрать большую армию для спасения Константинополя и завоевания Святой земли. Но тогда условия для этого еще не сложились, и только Урбан II на соборе в Клермоне в 1095 году обратился к присутствующим с призывом, на который они ответили громкими возгласами "Deus vult" – "на то Божья воля".
 
В то время во многих уголках Европы народ бедствовал из-за неурожая и эпидемий. Поэтому призыв пойти воинами Христа в дальние страны был восторженно встречен как простым народом, так и аристократией. Апокалиптическим мечтам, веками подавлявшимся и таившимся, теперь можно было предаваться в открытую. Многие видели кометы, ангелов или Святой город, явившийся над горизонтом. Вскоре разнузданная, оголтелая толпа крестоносцев под предводительством не сумевшего призвать их к дисциплине Петра Пустынника двинулась в Иерусалим. На своем пути они, как саранча, уничтожали все, им приходилось вступать в бой с другими христианами, защищавшими свое добро и свой урожай. Война против неверных обернулась также уничтожением тысяч иудеев. В конце концов большая часть крестоносцев первой волны погибла, а более организованные ряды других крестоносцев пополнялись немногими.
 
Формально крестовый поход возглавлял Адемар, епископ Пюи, которого Урбан назначил своим личным представителем. Другими руководителями были Готфрид Бульонский, Раймунд де Сен-Жиль, Боэмунд и Танкред. Крестоносцы разными путями пришли в Константинополь, где встретили радушный прием императора Алексия и где к ним присоединился Петр Пустынник с остатками своего воинства. С помощью византийцев они захватили Никею, столицу турок, в которую византийцы вошли первыми, так как император опасался, что крестоносцы разграбят город. Затем они пошли на Антиохию, столкнувшись со многими трудностями при переходе через Малую Азию. Под стенами Тарса Танкред и Болдуин, младший брат Готфрида, перессорились, и Болдуин решил отказаться от участия в этом предприятии и принять предложение армян стать их правителем с титулом графа Эдесского. Остальные продолжили тяжелый путь к Антиохии, которую в конце концов осадили.
 
Осада Антиохии стала делом нелегким. У осажденных было больше съестных припасов, чем у крестоносцев, у которых они подходили к концу, и начали появляться дезертиры. Но живший в городе армянский христианин открыл им ворота. С криком "На то Божья воля!" крестоносцы ворвались в город, а турки укрылись в крепости. Но через несколько дней подошла большая турецкая армия, и крестоносцы сами оказались осажденными с непокоренной крепостью в тылу. Голодных, обескураженных крестоносцев охватили сомнения – а стоило ли все это затевать.
 
Затем кто-то рассказал о видении, из которого узнал, что копье, которым проткнули Христа на кресте, зарыто в Антиохии. Крестоносцы принялись копать в том месте, что указал ясновидец. И нашли копье! В полной уверенности, что это то самое копье, крестоносцы решили продолжать борьбу. После пяти дней поста и молитвы, предписанных провидцем, рассказавшим им о копье, они вступили в сражение с намного превосходящей их турецкой армией. Их знаменем было копье, и они исполнились таким неистовым рвением, что турки дрогнули и побежали, а крестоносцы завладели всем провиантом, который турки захватили с собой. Они также взяли в плен женщин, оставшихся в турецком лагере, и очевидец, восхвалявший святость христианской армии, сказал: "Мы не сделали им ничего плохого, мы просто пронзили их копьем".
 
Епископ Адемар, поставленный предводителем похода, во время осады умер от горячки, и армия оказалась обезглавленной. После долгих споров и проволочек его сменил Готфрид Бульонский, и наконец 7 июня 1099 года армия увидела Святой город.
 
Иерусалим защищали не турки, а арабы-фатимиды из Египта, названные так по имени Фатимы, дочери Мухаммеда. По сути таких успехов крестоносцы добились благодаря разобщенности мусульман. Но, как бы там ни было, войска в Иерусалиме были готовы к долгой осаде, земли вокруг города выжжены, а колодцы отравлены, так что у осаждавших не было возможности пополнить свои припасы. Крестоносцы готовились к долгой осаде. Но в начале июля они получили известие о приближении большой арабской армии и пришли к выводу, что им надо либо взять город, либо отступить. Поскольку речь шла о христианском деле, они обратились за помощью к Богу и босыми ходили вокруг города с покаянными песнями. Через несколько дней они бросились на приступ. Осажденные яростно сопротивлялись. Но в конце концов одному рыцарю удалось подняться на стену и продержаться до подхода других. По мере того как брешь разрасталась, сопротивление слабело. Защитники города покидали стены, и крестоносцы заполняли город – цель их долгой кампании. Это произошло 15 июля 1099 года.
 
Затем была устроена настоящая кровавая бойня. Перебили всех защитников города и множество мирных жителей. Женщин насиловали, а головы детей разбивали о стены. Многие иудеи нашли убежище в синагоге, и крестоносцы подожгли это здание. По свидетельству очевидца, у Соломонова притвора лошади шли по щиколотку в крови.
 
Затем крестоносцы занялись устройством покоренной земли по образцу Западной Европы. Готфрид Бульонский был объявлен "хранителем гроба Господнего", а его брат Болдуин, в 1100 году его сменивший, принял титул короля Иерусалимского. Основными вассалами этого королевства стали Боэмунд, князь Антиохийский, Болдуин, граф Эдесский, и Раймонд Тулузский, граф Триполийский.
 

Дальнейшая история крестовых походов

 
Многие крестоносцы считали свою задачу выполненной и готовились отправиться домой. Готфриду Бульонскому едва удалось собрать достаточно рыцарей, чтобы остановить мусульманскую армию, приближавшуюся к Иерусалиму. В битве при Аскалоне крестоносцы одержали победу над мусульманами, в результате чего католическое королевство в Иерусалиме получило короткую передышку. Но настоятельно требовалось подкрепление, поэтому все чаще небольшие группы вооруженных людей отправлялись из Европы на временную службу в Святой земле. Одни из них оставались там, а другие возвращались после своего рода вооруженного паломничества.

[ad#my_blok3]

 
Пламенным духом крестовых походов были охвачены и народные массы. Были люди, получавшие апокалиптические видения и по пути в Иерусалим увлекавшие за собой других. Были и такие, кто утверждал, что, поскольку Богу угодна невинность, дети должны сыграть в этом предприятии особую роль. Так начались "крестовые походы детей" – толпы детей и подростков шли в восточном направлении, одни из них умирали в пути, а других захватывали в рабство на территориях, через которые они проходили.
 
Дух крестовых походов сохранялся веками, поэтому не совсем правильно говорить об эпохе "крестовых походов" как об отдельных экспедициях. Но были "вспышки", которые обычно называют Вторым крестовым походом, Третьим крестовым походом и так далее. Их краткая история даст нам представление о том, как развивался этот дух.
 
Поводом для Второго крестового похода стало падение Эдессы, захваченной султаном Алеппо в 1144 году. В очередной раз появились народные проповедники, призывавшие массы вторгнуться в Святую землю. При этом даже говорили, что надо уничтожить всех иудеев. К иному призывал Бернар Клервоский – он предлагал собрать армию для помощи Иерусалимскому королевству и выступал против безрассудного броска на Иерусалим. В конце концов в Святую землю отправилась армия численностью почти в двести тысяч человек, во главе с королем Франции Людовиком VII и германским императором Конрадом III. Они потерпели несколько поражений от турок и достигли немногого.
 
На какое-то время Иерусалимское королевство усилилось, и при Амальрихе I оно расширило свои границы до Каира. Но затем мусульмане перегруппировали свои силы и под руководством египетского султана Салах-ад-Дина (Саладина) в 1187 году захватили Иерусалим.
 
Известие об этом потрясло христианский мир, и Григорий VIII воззвал к возрождению духа крестовых походов. Третий крестовый поход возглавили три монарха: император Фридрих Барбаросса, король Англии Ричард Львиное Сердце и король Франции Филипп II Август. Но и им не удалось добиться успеха. Фридрих утонул, а его армия рассеялась. Ричарду и Филиппу удалось взять лишь Акру после осады, продолжавшейся два года. Затем Филипп вернулся в Европу, где надеялся завладеть землями Ричарда, воспользовавшись его отсутствием. Самого Ричарда на пути домой взял в плен германский император, отпустивший его только после того, как был обещан огромный выкуп.
 
Четвертый крестовый поход, организованный Иннокентием III, закончился еще большим крахом. Изначальной его целью было взятие столицы Саладина в Египте, но вместо этого крестоносцы захватили Константинополь. Там они провозгласили императором Константинополя Болдуина Фландрского, установив тем самым в Константинополе Латинскую империю (1204-1261). Был также поставлен католический патриарх Константинополя, и, во всяком случае теоретически, – Запад и Восток объединились. Иннокентий III, пришедший сначала в негодование из-за такого искажения целей похода, в конечном счете решил, что это было Божьей волей для воссоединения церкви. Но византийцы относились к этому иначе и начали долгое сопротивление. В 1261 году они вернули Константинополь и положили конец Латинской империи. Конечным результатом этого эпизода стало еще более враждебное отношение грекоязычного Востока к латиноязычному Западу.
 
Пятый крестовый поход во главе с "королем Иерусалима", города, который уже давно находился в руках мусульман, достиг очень немногого. Шестой поход, возглавлявшийся отлученным от церкви Фридрихом II, стал более удачным, так как император и султан пришли к соглашению о передаче Фридриху Иерусалима, Назарета и Вифлеема, а также дорог, связывающих эти святые места с Акрой. Фридрих вошел в Иерусалим и, поскольку никто другой не мог этого сделать, короновал себя королем Иерусалимским. Отлучивший его от церкви Григорий IX пришел в негодование, но вся Европа возрадовалась и назвала Фридриха "освободителем Иерусалима".
 
Седьмой и Восьмой крестовые походы, возглавлявшиеся королем Франции Людовиком IX (Святым), потерпели крах. Во время Седьмого похода король был взят в плен мусульманами и заплатил большой выкуп. Во время Восьмого похода он умер от горячки в Тунисе. Это произошло в 1270 году, и с тех пор крестовые походы прекратились.
 

Испанская реконкиста

 
Королевство вестготов в Испании было уничтожено мусульманами в VIII веке, и лишь на севере, в Астурии, влачили жалкое существование немногие его остатки. Позднее на эти земли распространили свое влияние франки. В таких условиях в Испании началась длительная борьба против ислама, получившая название реконкисты, то есть отвоевывания земли. В созданных впоследствии легендах дело изображается как непрестанная борьба христиан против неверных, но в действительности все обстояло значительно сложнее, так как христиане сражались не только против мусульман, но и между собой, и заключавшиеся союзы не всегда отражали религиозные верования.
 
Важную роль в объединении христианской Испании сыграла "находка" могилы святого Иакова. К IX веку она стала одним из основных мест паломничества христиан со всей Западной Европы, и тем самым Сантьяго – святой Иаков – связал Северную Испанию с остальной частью западного христианского мира. В конечном счете святой Иаков стал святым покровителем борьбы против мусульман и был назван Сантьяго Матаморос – истребителем мавров.
 
В 1002 году умер последний великий халиф Кордовы, и вскоре мусульманские владения разделились на множество мелких княжеств. Именно с этого времени испанская реконкиста начала набирать силу. В 1085 году Кастилия захватила Толедо, бывшую столицу вестготов. В ответ поднялись мавры, получившие подкрепление из Северной Африки. Но в 1212 году объединенные силы христианских королей разгромили мавров в битве при Лас-Навас-де-Толоса, и реконкиста пошла быстрыми темпами. К 1248 году в руках мавров на полуострове оставалась только Гранада, платившая дань королю Кастилии. Так было до 1492 года, когда Гранаду захватили Фердинанд и Изабелла.
 
Испания и Сицилия, захваченная норманнами в XI веке, были единственными территориями, где военные операции против ислама неизменно заканчивались успехом.
 

Последствия наступления на ислам

 
Наиболее очевидным последствием наступления на ислам стало возрастание взаимного недоверия и вражды между христианами и мусульманами, а также между латинскими и византийскими христианами. Кровь, пролитую в крестовых походах, забыть просто так было нельзя.
 
В Западной Европе крестовые походы и испанская реконкиста укрепили позиции папства. Поскольку именно папы призывали к крестовым походам, назначали их предводителей и проявляли особый интерес к Испании, папский престол стал пользоваться большим международным авторитетом. Когда Урбан II призвал к Первому крестовому походу, его властные полномочия выглядели весьма сомнительными, особенно в Германии. Но ко времени Иннокентия III, когда крестоносцы Четвертого похода захватили Константинополь, папство достигло своего наивысшего могущества.
 
Крестовые походы оказали влияние и на понимание христианской веры. Благодаря знакомству со Святой землей люди стали обращать больше внимания на исторические рассказы Библии и на человеческое начало Иисуса. Бернар Клервоский, проповедник Второго крестового похода, был мистиком, проводившим время в размышлениях о человеческой природе Иисуса. О страданиях Иисуса слагали поэмы и писали книги. По тем же причинам в Европе, наводнявшейся кусочками "истинного" креста Господня, костями патриархов, зубами библейских персонажей и другими реликвиями, развивалось поклонение мощам, имевшее давние корни.
 
Монашеский идеал принял новое направление с созданием военизированных орденов. Члены этих орденов следовали традиционным принципам послушания, жизни в бедности и целомудрии. Но они были воинами, а не созерцателями или учеными мужами. Орден святого Иоанна Иерусалимского (который впоследствии обосновался на Мальте), орден тамплиеров и некоторые другие ордена были основаны на Святой земле. В Испании тоже появились такие же ордена – орден Калатрава, орден Алкантара и орден святого Иакова Компостельского. Эти ордена существовали еще долгое время после окончания крестовых походов, и некоторые из них обладали огромной силой.
 
Дух крестовых походов использовался и для борьбы с ересью. На юге Франции и в некоторых районах Италии распространялись учения, сходные с манихейскими. Судя по всему, они пришли из Болгарии или из Византийской империи, где секта богомилов давно исповедовала манихейский дуализм. Их называли также катарами, от греческого слова, означающего "чистый", или альбигойцами, так как особенно много их было в городе Альби на юге Франции. Иннокентий III призвал к крестовому походу против них, и в 1209 году честолюбивые бароны Северной Франции вторглись на юг. Там они совершали такие же жестокости, как крестоносцы в мусульманских землях, причем расправлялись они не только с альбигойцами, но и с католиками, приходившими им на помощь. Это свидетельствовало о том, что дух крестовых походов начал распространяться и на другие дела, не имеющие никакого отношения к изначальной цели завоевания Святой земли.
 
В богословском плане контакт с мусульманским миром имел далеко идущие последствия. Мусульманская Испания и в меньшей степени мусульманская Сицилия были центрами распространения знаний. В Кордове родились Маймонид и Аверроэс – величайшие философы средневековья, один из которых был евреем, а другой мусульманином. Эти двое и другие вслед за ними вернулись к изучению античной философии и связали ее с богословскими вопросами иудаизма и ислама. Аверроэс, в частности, написал комментарии к трудам Аристотеля, получившие настолько широкую известность, что его стали называть "Истолкователем". Труды этих философов, как и самого Аристотеля, из Испании и Сицилии дошли до Западной Европы, где в XIII веке дали импульс богословским и философским толкованиям.
 
Наконец, крестовые походы оказали определенное, хотя и не очень явное воздействие на экономические и демографические изменения, происходившие в Европе примерно в то же время. Безусловно, крестовые походы способствовали этим изменениям, но были и другие факторы, относительно значимости которых историки до сих пор не могут прийти к согласию. В любом случае, в эпоху крестовых походов развивались города и торговля. До того времени основным источником богатства была земля, и, следовательно, экономическая власть находилась в руках феодальных сеньоров и прелатов, которые ею распоряжались. Но развитие торговых отношений привело к возникновению новых источников обогащения. Это в свою очередь способствовало росту городов, где зарождался новый класс – буржуазия. Этот новый класс, название которого означает "жители города", формировался главным образом из купцов, экономическая и политическая сила которых была тогда на подъеме. Вскоре они получили поддержку со стороны монархов, опасавшихся усиления власти высшей знати, но в конечном счете во время Французской революции этот класс покончил как с королевской властью, так и с аристократией.
 
С уважением Андрей
Источник: Хусто Гонсалес
 

Лучший из ресторанов – это тот, в котором все как нужно, из которого не хочется уходить. В котором действительно чувствуешь себя как дома. Многообразные рестораны Киева отличаются высоким качеством обслуживания.

 

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий