Душепопечение и психология – часть1

Душепопечение и психология: проблемные вопросы

Данный доклад был представлен на заседании круглого стола «Психология и душепопечение», прошедшем 2 декабря 2011 г. в Москве в конференц-зале «На Тишинке». Этот материал не является научной статьей и не планировался как таковая. Автор: Алексей Прокопенко 

Введение

В своем докладе я буду оперировать следующими определениями:

Психология – это академическая и прикладная наука о поведении и психических процессах. Несколько упрощая предмет разговора, можно разделить психологию на две крупнейшие области:

  • Общая психология – описание того, как функционируют человеческие органы чувств (ощущение, восприятие), память, мышление и т. п. По сути, это подраздел нормальной физиологии.

  • Практическая психология – это теория и практика, связанная с удовлетворением широкого круга практических запросов людей, нуждающихся в психологической помощи. В строгом смысле, это не объективная наука, а набор теорий, методов и подходов.

Важно понимать, что «практика психологии зачастую значительно опережает теорию.  … Белые пятна теории практические психологи часто заполняют с помощью гипотез и слабо обоснованных теорий. Для практических целей используются рабочие метафоры, никак теоретически не обоснованные, но удобные в применении (например метафора Родитель – Взрослый – Ребенок Эрика Берна). Эти построения и являются наиболее специфичной частью практической психологии как области знаний».

  • В противоположность практической психологии, библейское душепопечение – эторазновидность христианской консультативной помощи, которая основывается в своей теории и практике исключительно на Библии. Библейское душепопечение рассматривает психологические проблемы как проблемы прежде всего духовные по своей сути, и учит, что они могут разрешиться через правильные взаимоотношения со Христом. В центре библейского душепопечения – взаимоотношения человека с Христом. Практика библейского душепопечения включает полюбовное обличение, то есть раскрытие сути духовных проблем. Подчеркиваем, что это должно быть движимо любовью и окутано атмосферой любви. Душепопечитель помогает человеку произвести те изменения в жизни, которые требует от него Бог.

  • Для того чтобы не усложнять и не запутывать тему, я сознательно вынесу за скобки разговор о так называемой «христианской психологии» и буду сравнивать между собой – насколько это возможно – светскую психологию как сферу знаний и практики, с одной стороны, и библейское душепопечение – с другой.

Душепопечение и психология: проблемные вопросы

Мне хотелось бы кратко представить несколько проблемных областей, которые нуждаются в осмыслении, прежде чем христиане смогут более осознанно сформулировать свое отношение к психологии.

Первый проблемный вопрос:

1. Определение психической нормы

Оценка психического состояния человека – дело не столь простое и однозначное.

Психология основана на наблюдении за поведением человека. Из многочисленных наблюдений за людьми выводятся закономерности и определяется, что нормально, а что ненормально.

  • К примеру, из наблюдений за людьми определяются нужды, или потребности, человека. Большинством психологов принимается пирамида потребностей Маслоу, которую сам Маслоу представлял в разных вариантах, но в самом простом виде она может включать 5 частей:

Самореализация
Признание
Принятие
——-
Пища, кров
Безопасность

Согласно этой теории, пока не будут удовлетворены базовые потребности (безопасность и физические нужды), человек вряд ли будет заботиться об удовлетворении более высоких потребностей, в том числе духовных. Сначала нужно удовлетворить его физические потребности, и только потом – духовные.

  • Также из наблюдения за поведением людей психологи делают вывод, что истинного альтруизма быть не может. Когда я был еще студентом на кафедре общей и медицинской психологии, нас учили, что люди делятся на «патологических эгоистов» (эгоцентристов) и «нормальных эгоистов». Психология учит, как построить свою жизнь в соответствии со «здоровым эгоизмом». Возможно, поэтому христианские психологи так быстро и приняли тезис, что прежде чем любить других, нужно научиться любить себя.

Но во всех этих утверждениях и теориях есть одна серьезная проблема. Проблема, которая на уровне методологии сводится к определению понятия нормы. Что является психической нормой? Дело в том, что психологи (как и любой обыватель) наблюдают за падшими людьми. Однако можно ли из этих наблюдений выводить понятие нормы? Из этих наблюдений нельзя выводить норму, потому что все нравственное поведение падшего человека несет отпечаток греха и потому ненормально в глазах Божьих. Даже реальное поведение христиан не всегда соответствует Божьему стандарту. Таким образом, психология не может научить человека Божьего, как он должен поступать.

Библейское душепопечение, напротив, выводит норму не из наблюдений за человеком, а из того, что считает нормальным Творец. Все предписания библейского душепопечения – от первого до последнего – должны быть основаны на Библии.

Психология дает рекомендации, ориентируясь на уже существующие у человека потребности – на то, что уже есть в мире у большинства «нормальных» людей. Библейское же душепопечение ведет подопечных к тому, что должно быть по замыслу Божьему. Библейское душепопечение определяет нужды не на основании мнения эгоистичной плоти и разума, искаженного грехом, а на основании мнения Творца, который знает Свое творение, как никто другой.

Библейское душепопечение, конечно, не исключает опроса человека и выслушивания его мнения о собственных потребностях. Однако главная задача душепопечителя – не узнать о нуждах человека, а сказать ему, каковы его истинные нужды на основании Божьего откровения. Библейское душепопечение не ориентируется на уже существующие у человека потребности, а формирует в нем правильные потребности.

  • Поэтому пирамида Маслоу никак не может быть принята пастором или душепопечителем. См., например, позицию Павла во 2 Кор. 11:27: «В труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе». При этом у Павла духовные нужды не только не отступали на второй план, но и были его движущей силой. Согласно с этим учил и Христос: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все [еда и одежда, т.е. как раз базовые потребности по Маслоу] приложится вам» (Матф. 6:33).

  • Библия также утверждает, что истинный альтруизм не только возможен, но и должен быть у христиан. Этому учит пример того же Павла: «Я охотно буду издерживать свое и истощать себя за души ваши, несмотря на то, что, чрезвычайно любя вас, я менее любим вами» (2 Кор. 12:15).

  • Что касается любви к себе, то Библия учит, что ей не нужно учиться! Каждый из нас уже умеет любить себя и каждый день это показывает: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее» (Еф. 5:28-29). Когда нам голодно, мы себя питаем – мы любим себя! Когда нам холодно, мы себя греем – мы любим себя! Когда мы обжигаемся, мы отдергиваем руку – мы любим себя! И это делает каждый человек без исключения на инстинктивном уровне. Именно это как раз и понимает Библия под любовью к себе. Любить себя – не значит себе нравиться или себя ценить. Библия говорит не об этом.

Если непредвзято прочитать вторую величайшую заповедь Христову (Матф. 22:39), а также стих, на который она ссылается (Лев. 19:18), то будет очевидно, что здесь дается повеление любить других, а не себя. Сравнительный оборот «как самого себя» лишь показывает, как именно мы должны возлюбить ближних. На это нередко говорят, что если человек не любит себя, то он не сможет любить и других. Однако фраза «как самого себя» подразумевает, что себя мы уже любим, а не то, что мы должны научиться себя любить. «Любовь к себе, о которой говорит Писание, – это естественный инстинкт, побуждающий каждого человека оберегать свое благополучие в разных сферах жизни. Этому инстинкту не нужно учиться, и, напротив, следование за Христом может потребовать от человека того, чтобы с этим инстинктом распрощаться (Матф. 10:37-39; 16:24-25; Марк. 8:34-35; Лук. 9:23-24; 14:26-27; Иоан. 12:25)».

Вторая проблемная область –

2. Эпистемология

Что может служить для нас источником истинного знания?

Нередко можно услышать, что «вся истина – Божья». Этот тезис применяют для того, чтобы доказать, что Божью истину мы можем познавать не только в Библии, но и в природе. Следовательно, наука – это тоже источник божественной истины, который стоит, в общем-то, примерно на одном уровне с Писанием. Из трудов ученых-психологов мы можем черпать истину не менее авторитетную, чем библейская истина – в конце концов, ведь не может же быть одна истина «истиннее» другой! И если заявления психологов, как кажется, противоречат Библии, то, возможно, проблема в том, что мы неправильно понимаем Библию. То есть, мы можем корректировать свое понимание Библии через данные психологии.

По мнению некоторых людей, наука – это часть общего откровения, которое Бог оставил в природе. Лозунг «вся истина – Божья» обязывает евангельских верующих объединять общее откровение с особым, то есть интегрировать веру, основанную на Библии, с профессиональными научными знаниями.

Хотя на первый взгляд это звучит достаточно разумно, на самом деле у этого утверждения есть существенные логические проблемы.

Во-первых, хотя вся истина действительно Божья, истина бывает разной степени достоверности. На достоверность той или иной «научной истины» оказывают влияние такие факторы, как:

  • Точность или неточность вычислений, погрешность приборов, «скученность» или «разброс» результатов, то есть сходимость или рассеянность результатов исследования.

  • Чистота эксперимента – правильное и четкое вычленение одного изменяемого параметра.

К примеру, мне известны докторские диссертации, посвященные исследованию степени насыщения альбуминов крови – из этого показателя выводился «индекс интоксикации». Первую пробу крови брали при поступлении больного в клинику – степень насыщения альбуминов была высокой. Сравнение проводилось с пробой крови после выздоровления – степень насыщения альбуминов была низкой. Отсюда делался вывод, что сначала у больного была высокая интоксикация, а после выздоровления этот показатель был низким.

Проблема только в том, что первую пробу крови брали в первые дни после поступления в стационар, но после начала инфузионной терапии. А последнюю – после выздоровления, когда внутривенных инфузий уже не производилось. В этом докторском исследовании не было чистоты эксперимента. Они думали, что измеряют один показатель – интоксикацию, однако не устранили другую переменную – внутривенные инфузии лекарственных средств, которые тоже переносятся альбуминами крови.

То есть, даже при таком, казалось бы, объективном методе исследования возможна большая степень ошибки в «научной истине».

  • Свои проблемы есть в статистических методах исследования, которые часто применяются в психологии. Насколько большая выборка? Как сформулированы вопросы? Насколько правильна логика тех выводов, которые делаются из ответов? Все это влияет на объективность статистического исследования.

  • Далее, на каких предпосылках основан тот или иной подсчет/эксперимент? Элемент предпосылок часто играет ключевую роль (напр., предпосылка об изначальном отсутствии в образце дочерних продуктов распада – при радиоизотопном датировании).

  • Наконец, дальнейшие открытия в науке могут обнаружить, что данная теория была ошибочной. Или дальнейшие открытия могут ограничить сферу применения этой теории. Или показать, что она правильна только отчасти.

В практической психологии нередко уже наблюдался коренной пересмотр каких-то подходов (ср. коренное изменение отношения Спока к методам воспитания детей). Это вполне возможно и в дальнейшем. Истина действительно бывает разной степени достоверности. И научные теории и открытия по этому показателю не могут быть поставлены на один уровень с Божьим откровением – если только мы, конечном, верим, что Библия является Божьим откровением.

Рассуждая о богословско-дарвинистском конфликте девятнадцатого века, Джон Хэнна замечает: «Ошибка церковных деятелей была не в том, что наука и Писание противоречат друг другу, а в том, что сложившуюся в XIX веке форму научной теории (эволюционизм) они посчитали настолько же безошибочной, как и Писание. Эта ошибка должна послужить для нас серьезным предостережением. Какими бы впечатляющими ни казались теории блистательных ученых мужей, только Писание, а не человеческие теории, заслуживает абсолютного доверия».

Во-вторых, хотя вся истина действительно Божья, не вся истина сказана одинаковым языком.

Истина Писания выражена вербально, тогда как язык природы невербален. Истину, выраженную словами, человеческим языком, можно толковать гораздо более объективно. Конечно, я не утверждаю, что толкователь не может привнести элемента субъективности. Однако толкование вербального откровения Писания подчиняется достаточно объективным принципам герменевтики. В противоположность этому, толкование невербального общего откровения весьма и весьма субъективно. Один человек взглянет на звезды и скажет: «Какой Бог великий», а другой взглянет на звезды и скажет: «Какой удивительный случай!» Они оба интерпретируют язык общего откровения субъективно.

Когда ученый смотрит на помеченные особым маркером клетки, он не видит слова и утверждения. Он наблюдает феномены, которые интерпретирует в соответствии со своими знаниями, опытом, а зачастую также и мировоззрением. Элемент субъективности при объяснении невербальных феноменов гораздо выше, чем при толковании библейского текста.

«Легче толковать язык Писания, чем язык природы».

В-третьих, хотя вся истина действительно Божья, не всякая «научная истина» одинаково безальтернативна.

Дело в том, что в естественных науках мы имеем дело не с дедуктивной, а с индуктивной логикой.

Дедуктивная логика – это применение общих закономерностей к частным случаям. В дедуктивной логике рассуждения построены на простых категорических силлогизмах, которые позволяют делать однозначные выводы. Если наши посылки верны, то мы можем быть на 100% уверены в правильности своего вывода.

Однако при наблюдении за природой и толковании законов природы мы имеем дело с индуктивной логикой. Это когда из целого ряда частных фактов и наблюдений мы пытаемся выстроить общую картину. Здесь уже простые и однозначные выводы далеко не всегда возможны. И даже если наши посылки верны, мы не можем на 100% быть уверены в правильности своих выводов.

Часто из «паззлов» научных данных можно сложить несколько отличающихся друг от друга картин. И эти картины будут нуждаться в проверке и уточнении. А в некоторых областях знания – в том числе психологии – проверить и уточнить эти картины и вовсе не представляется возможным.

К примеру, как можно объективно проверить теорию Фрейда о том, как возникают психосоматические болезни? Согласно его теории, когда происходит «сшибка» между «суперэго» и «ид», неразрешенный внутренний конфликт приводит к соматической симптоматике. Однако как это проверить? При любом заболевании, которое можно отнести к разряду психосоматических, всегда будут альтернативные объяснения. Эта теория не фальсифицируема и не верифицируема. Иными словами, она не относится к сфере науки.

Как говорил известный философ Томас Кун, на одном и том же наборе данных всегда можно возвести более чем один теоретический конструкт. Потому-то в такой субъективной сфере, как психология, и существуют около 400 направлений и около 10 тыс. методик. Всегда есть альтернативные объяснения. Даже тогда, когда речь идет о, казалось бы, объективно измеряемых параметрах.

Прекрасно известно, что при некоторых психических состояниях изменяется уровень тех или иных нервных медиаторов. К примеру, при клинической депрессии в ядрах головного мозга снижается синаптический уровень серотонина, норадреналина и дофамина. Что это значит? Да все, что угодно! Это может означать, что нарушение биохимии медиаторов является причиной данного состояния, а может означать то, что данное состояние является причиной изменения уровня медиаторов.

К примеру, если вы прыгнете с парашютом и после этого измерите уровень адреналина, то он окажется повышенным. Ваше состояние будет характеризоваться нервным возбуждением. Однако можно ли сказать, что изменение уровня адреналина – первопричина вашего нервного возбуждения? Нет. Первопричина – прыжок с парашютом и ваше отношение к этому событию. А изменение уровня медиаторов – лишь одно из звеньев в сложном процессе взаимодействия вашего сознания с химической фабрикой вашего организма.

В-четвертых, хотя вся истина действительно Божья, не всякая истина одинаково авторитетна.

  • Авторитет науки опосредован людьми – именно люди наделяют ту или иную теорию авторитетом. Авторитет Писания – изначальный, Библию авторитетом наделяет Бог.

  • Авторитет науки зависит от эпохи, культуры, страны и т.п. Авторитет Писания не зависит ни от каких внешних факторов – он универсальный и вечный.

  • Авторитет науки не окончательный – его можно оспорить. Авторитет Писания окончательный и не может быть отвергнут.

  • Авторитетом науки можно пренебречь без последствий для своей вечной души. Авторитетом Писания нельзя пренебречь безнаказанно.

  • Заявления науки просят признания. Заявления Писания требуют подчинения.

Специалисты клиник Майо в Соединенных Штатах пишут:

«Новые исследования могут привести к изменениям в классификации психических состояний. Могут быть добавлены новые состояния, ныне присутствующие могут быть исключены, а симптоматика может быть пересмотрена по мере развития новых точек зрения (new opinions).
К примеру, исследователи рассматривают вопрос о том, стоит ли добавить в Диагностический справочник психических состояний (DSM) предменструальные симптомы, объединив их под диагнозом “синдром предменструальной дисфории”. Изменения могут также отражать эволюцию взглядов в социальной и культурной сферах»
.

В отличие от мнения ученых в области психологии и психиатрии, авторитет Библии – безусловный и непреходящий.

В-пятых, хотя вся истина действительно Божья,  не вся истина однородна по содержанию.

  • Так, общее откровение в природе не содержит никаких заповедей или обещаний, оно лишь свидетельствует нам о славе и величии Творца. А библейское откровение несет и свидетельство о Боге, и Его заповеди, и Его предупреждения, и Его обещания.

  • Общее откровение говорит лишь о некоторых качествах Творца:

  • Пс. 18:2 «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь».

  • Рим. 1:20 «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы…»

Писание же раскрывает многие другие качества Бога, которые не видны из общего откровения, а также другие истины: о человеке, о грехе, о Христе, о Духе Святом, об освящении.

  • Общее откровение содержит весть, достаточную для осуждения, но недостаточную для спасения.

  • Рим. 1:20 «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны».

  • Рим. 2:12 «Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся».

Писание же достаточно не только для осуждения, но и для спасения. Оно очень много и подробно говорит о том, как нечестивый человек может оправдаться перед святым и всемогущим Богом (ср. Рим. 4:5).

В-шестых, хотя вся истина действительно Божья, не всякая истина одинаково воспринимается нашим разумом.

Истина общего откровения сохраняет абсолютный характер лишь в том случае, если ее наблюдают непогрешимые люди, однако таковых не существует.

Чем ближе к сути подчинения Богу, тем больше проявляется извращение человеческого ума в результате греха.

В-седьмых, хотя вся истина Божья, светские научные открытия не относятся к категории открытой Богом истины.

Дело в том, что все те места в Писании, которые говорят об общем откровении в природе (Пс. 18:2-7; Еккл. 3:11; Деян. 14:17; 17:23-31; Рим. 1:18-25; 2:14-15; 10:18), говорят о таких вещах, которые доступны всем людям во все времена: небо и солнце, урожай, голос совести и т.п. Именно это является Божьим откровением. Тогда как научные теории нельзя отнести к данной категории.

«Научные данные могут показаться полезными одному или нескольким поколениям людей и тем самым хотя бы на время завоевать наименование истины, однако во все времена они будут носить лишь предположительный характер, поскольку не обладают достоверностью и авторитетом божественной истины».

ВЫВОД

Итак, из всего вышесказанного вытекает следующий вывод: истина Писания имеет преимущественное положение перед любыми другими утверждениями, претендующими на истинность. Те знания, которые мы получаем из общего откровения и естественных наук, должны проходить проверку авторитетом Писания. А не наоборот.

«Истина, данная в откровении, должна использоваться как критерий, позволяющий судить об истинности утверждений, отсутствующих в откровении». Важно заметить, что психология должна оцениваться не просто с точки зрения широкого понятия «христианского мировоззрения», а с точки зрения более узкой – целостного, систематического учения, представленного в библейском откровении.

С уважением Андрей

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий