Сострадание к погибающим

 

«Из глаз моих текут потоки вод оттого, что не хранят закона Твоего». 

(Пс. 118:136)

Если Господь учит нас привилегиям Своих законов, – Он будет учить нас состраданию к тем, кто их не хранит. Таков был замысел Иисуса. В своей жизни Он проявил Себя как Тот, чье сердце «было сделано из нежности и чуткости». Однако в отдельных случаях проявление Его сострадания было чрезвычайно поразительным. Написано, что незадолго до своей кончины, когда Он приближаясь, увидел город, некогда – «прекрасную возвышенность, радость всей земли» (Пс. 47:3), а ныне – предавшийся своим путям, а также великий гнев, грядущий на него, – Он «заплакал о нем» (Луки 19:41; Матфея 23:37; также Марк 3:5). Тогда это был момент триумфа. Воздух был наполнен восклицаниями «осанна!», дорога была устлана ветвями деревьев, а все радовались и ликовали (Луки 19:36-40). Среди всего этого ликования Спаситель похоже был единственным, Чей голос не звучал триумфально, а сердце не радовалось. Его всеведущему уму была ведома вся духовная опустошенность происходившего, и Он мог только плакать среди торжественного ликования. Потоки вод текут из моих глаз, ибо они не хранят законов Твоих…

В этом качестве, как и во всех остальных, христианин будет сообразован с образом своего Господа. Поэтому чуткая забота о чести его Бога, и жалостливое сострадание к жалким грешникам, не хранящим Его закон, и погибающим в своих беззакониях, коснется его сердца. Таким был «праведный Лот» в Содоме, который «мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные» (2Петра 2:7-8). Так было с Моисеем, который «повергшись пред Господом, молился …, как прежде, сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил, за все грехи …, которыми … согрешили, сделав зло в очах Господа … раздражив Его» (Второзаконие 9:18-19). Так поступил Самуил, который, предвкушая суды Господни над Саулом, «скорбел, взывая к Господу всю ночь» (1 Царств 15:11-35). Подобно этому и Ездра, в глубочайшей прострации и горести «разодрал нижнюю и верхнюю одежду … и рвал волосы на голове … и на бороде …, и сидел печальный … до вечерней жертвы (Ездры 9:3-4). Давид страдал от притеснений от людей (Псалом 118:134), и все же, его собственные страдания никогда не повергали его в такую глубокую горесть, в какую повергало его пренебрежение Законом его Бога.

Есть ли нам нужда в том, чтобы обращать свое внимание к этому нежному, заботливому духу, как к особой характеристике «служителей Господних»? Могут ли они сегодня, когда изобилует зло – даже в их собственных кругах – оказаться неспособными услышать призыв к тому, чтобы плакать между притвором и алтарем (Иоиль 2:17)? Насколько поучителен образ древнего пророка, сначала открыто умолявшего о мятежном народе, а затем в сокровенных местах оплакивавшего гордость их (Иеремии 13:17). Не менее поучителен и пример великого апостола, написавшего: «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Римлянам 9:1-3). Укоряя согрешивших, он мог им только писать: «от великой скорби и стесненного сердца … со многими слезами» (2 Кор. 2:4). Говоря же о них другим, он с той же мягкостью добавляет: «О которых я говорю даже со слезами» (Фил.3:18; Деян. 20:19). Слезы были не только частью его ораторского искусства, но также выражали христианское сострадание.

Именно так охарактеризованы люди Божии. Не просто как те, которые свободны от чего-либо, но как «воздыхающие и плачущие по причине мерзостей, совершающихся среди земли». Они, только они – отмечены, выделены для милости среди надвигающейся всеобщей погибели и разрушения (Иезекииль 9:4). Недостаток этого духа всегда был характерной чертой ожесточенности и гордости, которые грязным пятном ложатся на исповедание Евангелия (1 Коринфянам 5:2). Как широко представляет себя эта сфера со всех сторон для неудержимого проявления этого страстного чувства сострадания! Мир, отступивший от Бога, великое множество людей, легкомысленно относящихся к вечной гибели, как будто Бог небес был «человеком, который способен лгать» (Числа 23:19), представляют собой ужасающее зрелище, которого достаточно, чтобы заставить течь реки вод из сердец тех, кто беспокоится о Его чести. Какая масса греха поднимается, подобно облаку, перед Господом, и это – из одного сердца! Сложите вместе грехи одной деревни, города, страны, всего мира! Каждый день, каждый час, каждое мгновение эти реки вод могут подниматься, становясь могучим потоком, готовым прорывать барьеры греха. Мы говорим не по причине внешней чувственности, но задаем вопрос: «Лежит ли бременем на нашем сердце гибельное состояние грешников, которые окружают нас?» Можем ли мы наблюдать за пламенем, которое пожирает дом, вместо того, чтобы поспешить проявить наше сострадание к его обитателям на практике? И все же, как часто мы свидетельствуем душам, находящимся на краю гибельного обрыва – не отдающим себе отчета об опасности, или же бросающим вызов с показным безразличием! Как можем мы, христиане, не верить предупреждениям Писания об их опасном положении, или же, веруя, не принимать активное участие в помощи им? Какое лицемерие – молиться об их обращении, в то же самое время не прилагая никаких усилий к тому, чтобы их обратить! О, пусть это станет нашей ежедневной мольбой, чтобы это безразличие в отношении того, что ожидает их в вечности, уступило место духу слезной заботы о них; чтобы никто не жил так, как будто этот мир бездушен; чтобы нам никогда не видеть субботы Божии оскверненными, Его законы – попираемыми, нечестивых – говорящими: «Расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их» (Пс. 2:3), чтобы никто не жил без твердого решения – исполнять эти законы нашего Бога, и заботиться о том, чтобы они были чтимы этими упрямыми грешниками.

Разве нет у нас близких и дорогих родственников, все еще лежащих в смертоносном зле грехов и преступлений? Может быть ты, читатель, принадлежишь благословенной семье, в которой нет подобных объектов для сожаления? Да будет так – это благо! И все же, молчишь ли ты? Неужели нет вокруг тебя нечестивых, невежественных соседей? Может быть, они до сих пор не были предупреждены и не обратились? Посещаем ли мы их, проявляя свое уважение и доброту, при этом, все – таки, не проронив ни единого слова любящей мольбы относительно вечности? Пусть наши семьи действительно обладают тем, чем должны обладать, поскольку они должны в первую очередь иметь сострадательное отношение с нашей стороны. Затем пусть наши приходы, наши соседи, наша страна, и этот мир – найдут свое место в нашем любящем, молитвенном и искреннем внимании.

Да не посетит вас мысль о том, что доктрина о суверенной и эффективной благодати имеет тенденцию к тому, чтобы парализовать усилия (со стороны человека прим. пер.). Многие мощные доводы в отношении претерпения выведены из этого источника (доктрины о суверенной и эффективной благодати), однако они далеки от истины. Ни один грешник никогда не мог бы спастись, будь он предоставлен самому себе и только призывам Евангелия. Вдобавок к этому, должна иметь место Всемогущая энергия Бога, печать Его тайного предназначения, оказывающая влияние на волю грешника, и приобретающая сердце Богу. Не то, чтобы это суверенное действие препятствовало кому-либо спастись. Оно не дает спасению быть напрасным для всех, гарантируя его получение некоторыми. Призывы служат проявлением прощающей любви Божией, но они не изменяют мятежное сердце человека. Они проявляют его враждебность, но не убивают ее. Они оставляют его без оправдания; однако, в то же самое время, могут быть принятыми без (последующего) спасения. То, когда грешник «в день силы Господней … готов» [принять Его] (Псалтирь 109:3) – является историческим моментом его жизни, когда он приходит – видит – живет. Только это событие дает христианскому труженику источник энергии и надежды. Осязаемые и ужасные всесторонние доказательства того, что «плотского ум враждебен Богу», отвергая как Его закон, так и Его Евангелие, грозят утопить его в отчаянии. И ничто другое так не поддерживает его внимательный и сострадающий интерес, как уверенность в том, что сила Божия удалит препятствия, а Его цель, – покорение, преодоление природной развращенности неисчислимого множества искупленных Им людей будет достигнута.

[ad#my_blok3]

Такая страстная симпатия формирует жизнь, пульс и силу усилий миссионера, и она всегда отличала почтенных слуг Божиих, посвятивших свое время, свое здоровье, свои таланты, и всех себя благословенному труду «спасения душ от смерти, и покрытия многих грехов» (Иакова 5:20). Можем ли мы представить себе миссионера, живущего в духе своего дела, который окружен тысячами сумасшедших идолослужителей, слышит их вопли, видит их мерзости, при этом не сокрушаясь? Возмущенная печаль по причине непочтения к Богу, поражающее воображение зрелище человеческой слепоты, отвращение к людскому нечестию, глубокое чувство сострадания к жалкому и пагубному состоянию человечества – все это не может не вызвать слез глубочайшего сожаления из сердца, которое было озарено и пленено любовью Спасителя.

Мой Бог! Свидетель скорби я;

Над умирающим скорбит вся внутренность моя;

И с радостью готов я жалость проявить,

Горящие останки вырвав из огня.

Таким, как мы видели, был дух нашего Учителя. И пусть никто не считает себя христианином, не имея тех же чувствований, какие имел Христос Иисус (см. Фил. 2:4-8); не имея ни малейшего представления о Его истаевающем сострадании к гибнущему миру, или о том, насколько сильна Его ревность по славе Его небесного Отца.

О, если бы это глубокое чувство осознания драгоценности бессмертных душ сделало нас способными смотреть на каждого встречающегося нам грешника, – как на душу, которая нуждается в том, чтобы быть «выхваченной из огня», и привлеченной ко Христу! Оно бы наделило нас желанием терпеть страдания, огорчения и потерю всего ради спасения хотя бы одной души для Бога, и возведения монумента для Его вечной славы! Блаженны плакальщики на Сионе, чьи слезы о вине и греховности погибающего мира являются внешним свидетельством тайной мольбы, обращенной к Богу, а воздыхания сердца посвящены священному делу спасения грешников!

Но слаб мой состраданья вздох,

О тех, кого люблю, могу лишь плакать

Едва спасающую руку Ты простер –

И капли горести вмиг обратились в радость!

 

Чарльз Бридж

 

Строительство домов в Подмосковье – это не только строительный бизнес. Сегодня дом в Подмосковье обязательно подразумевают серьёзную инфраструктуру и творческий подход к строительству. Мало построить удобный дом – первостепенно обеспечить жителей Подмосковья желаемым образом жизни.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Комментарии

Добавить комментарий