Всевластный и личностный Бог

Молитва меняет ход истории. Плакаты и значки, провозглашающие эту идею, можно найти повсюду. Возможно, один есть и в вашем доме. Несчетное количество проповедей было сказано и не меньше молитв произнесено под девизом: “Молитва все изменяет”. Но изменяет ли?

Если молитва все изменяет, как мы можем верить, что Бог – всевластный и всезнающий? Как мы можем утверждать, что Бог воплощает все Свои планы в жизнь и что все они достигают намеченной Им цели? Если птица не падает на землю без Его повеления, если мы живем, и движемся, и существуем находясь под Его верховной властью, если Он делает все по изволению воли Своей (Еф. 1:11), то есть ли смысл в словах “молитва все изменяет”?

Именно поэтому некоторые люди стараются доказать, что Бог должен быть основательно ограничен в определенных аспектах. Эти люди рассуждают приблизительно так: “Честно говоря, нам кажется, что хотя Бог очень могущественный, неразумно считать, что Он всемогущий и абсолютно всевластный. Ведь это превратило бы всю вселенную в игрушку, Божью игрушку. Мы бы потеряли свободу, превратились бы в марионеток, в клочок материи, движимый деспотичным Божеством. Если мы, живя в такой вселенной, молимся, то только потому, что Бог так определил; если мы не молимся, значит, Бог определил нам не молиться. В обеих ситуациях сложно понять, каким образом молитва может что-то реально изменять. И тогда нет никакого смысла призывать христиан молиться серьезно и усердно: призыв предопределен, и если люди прислушаются к нему и станут усердно молиться, то и это было предопределено. Все это похоже на шарлатанство. Другого разумного варианта нет; мы просто должны сделать вывод, что Бог не может быть полностью всевластным, абсолютно всесильным”.

Если Бог не абсолютно всевластный, продолжается мысль, возможно, причина, по которой Он не отвечает на наши молитвы так, как нам бы хотелось, заключается в том, что Он не может сделать этого. Предположим, вы молитесь об обращении своей сестры. Если Бог уже сделал все, что было в Его силах, чтобы привести ее к Себе, но она почему-то сопротивляется этому, зачем утруждать себя молитвами о ее спасении? Ведь это даже неприлично заставлять Бога делать еще больше, когда Он уже сделал все, что мог.

Или можно считать, что Бог могущественный, но Он сдержан, не желает слишком много делать, пока мы Его не попросим. Тогда, конечно, Он отвечает на какие-то просьбы, а другими пренебрегает просто потому, что лучше Он поступить не может.

Таким образом, молитва в конечном итоге все изменяет, даже если ради этого вывода придется поступиться всемогуществом Бога, а значит, перестать считать Его достойным доверия. Фактически если Бог в реальности не всемогущий, можно в тяжелые моменты усомниться в том, что в конце концов Бог сможет восстановить былое совершенство вселенной.

Другие утверждают, что единственное изменение, которое вызывает молитва, происходит в том человеке, который молится. По их мнению, когда я молюсь о чем-то определенном, я концентрирую на этом свое внимание и стремлюсь к этому, и в итоге сам изменяюсь. Я могу молиться о том, чтобы справляться с работой лучше, и, благодаря тому, что я молюсь об этом, мое желание быть лучше усиливается, я немного изменяюсь в лучшую сторону, и как следствие этого моя работа может действительно улучшиться Вечерние платья оптом Но непосредственные изменения молитва производит только в самом человеке. Тогда, грубо говоря, не имеет никакого значения, есть Бог или Его нет. Молитва – это не больше, чем психологический костыль. Молитва необходима слабым и беззащитным людей.

Христиане так, конечно, никогда не думают, потому что такие рассуждения по своей сути атеистические. Но все же мысль наподобие этой иногда появляется и у христиан. Мы тоже иногда говорим, что главным образом молитва меняет человека, который молится, но не потому, что оказывает на него психологическое влияние, а потому, что учит познавать волю Бога. Нам может казаться, что единственно разумная молитва звучит так: “Не моя, но Твоя воля да будет”. Если на молитву получен ответ, значит, мы стали лучше понимать волю и цели Бога, и это хорошо.

Но хотя эта молитва и важна, она не единственная в Библии. В Писании верующие не только молятся за себя, они также просят и о конкретных нуждах. Они просят Бога изменить ситуацию, дать им что-то и даже изменить Свое решение. Во многих отрывках, как мы увидим позже, мы читаем, что Бог, слыша такие молитвы, “раскаивался”, что не очень сильно отличается от выражения “изменил Свое решение”.

Но если Бог меняет Свои решения, почему другие отрывки Писания представляют Его неизменным Богом, на Которого можно положиться?

К сожалению, мы настолько испорчены, что легко находим причины, чтобы не молиться, и готовы чем угодно оправдать свою безмолитвенность. Подумайте о миссионерстве. Если вы верите, что Бог избирает некоторых людей для вечной жизни, а других не избирает, то у вас может появиться искушение сделать вывод, что нет смысла молиться за потерянных. Избранные будут спасены: зачем утруждать себя молитвами за них? Таким образом, появляется прекрасный предлог не молиться. Если, с другой стороны, вы считаете, что Бог сделал все, что мог, чтобы спасти потерянных, и теперь все зависит от их свободной воли, зачем тогда просить Бога спасти их? Он уже Свою роль выполнил, больше Он ничего сделать не может. Просто надо идти и проповедовать Евангелие. В любом случае у вас есть хороший предлог не молиться. Думая об этом, можно серьезно повредить свою голову. Однако Библия настаивает на том, чтобы мы молились, побуждает нас молиться, дает примеры молитв. Наши рассуждения ошибочны, если они приводят к отрицанию молитвы. В нашем богословии есть серьезные недочеты, если оно не дает стимула молиться. Но иногда так и происходит. Простодушный, но воодушевленный верующий может знать о молитве на опыте больше, чем богослов, много о ней размышляющий. А может быть и так, что у христианина растет интерес к “доктринам благодати” – истинам, которые подчеркивают всевластие, свободу и благодать Бога. В этом случае может наблюдаться катастрофическое падение молитвенной дисциплины. Так случилось и на моем пути пилигрима. Но изъян был не в самом учении, а во мне и в моей неспособности соотнести его должным образом с другими библейскими учениями.

Всевластие Бога и ответственность человека  В этой главе я хочу описать ход моих рассуждений, которые в свое время помогли мне лучше понять суть библейской молитвы. Хотя в реальности я еще очень далек от того совершенства в молитве, которого бы хотел достичь, но исследования Библии помогли мне не только оценить роль молитвы, но и побуждали молиться. Я начну с формулировки двух истин, которые содержатся в Библии и подкрепляются многочисленными примерами.

1.Бог всевластен безо всякого ограничения, но согласно Писанию Его всевластие никогда не подавляет ответственность человека.

2.Люди – творения, несущие ответственность, т.е. они выбирают, верят, не повинуются, реагируют; их выбор – нравственное действие. Но ответственность человека никогда не уменьшает всевластие Бога и не делает Его зависимым от внешних обстоятельств, что так же отражено в Писании.

Я хочу доказать, что оба учения содержатся в Библии и подтверждаются в ней примерами. Наша проблема состоит частично в том, что нам трудно верить и в то, и в другое одновременно. Мы склонны использовать одну истину в ущерб другой; мы склонны защищать одно за счет другого. Но последовательное чтение Библии не позволяет отвергнуть ни одну из этих истин.

Начнем с того, что посмотрим на ситуацию в целом. Шестнадцатая глава Книги Притчей Соломоновых показывает всевластие Бога на таком примере: когда человек бросает кости, то появление того или иного числа на верхней грани определяется Богом (16:23). “Все сделал Господь ради Себя; и даже нечестивого блюдет на день бедствия” (16:4). “Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его” (16:9). “Для чего язычникам говорить: “где же Бог их?” Бог наш на небесах; творит все, что хочет” (Пс. 113:10-11).

По словам Христа у птиц есть пища только потому, что Отец кормит их (Мтф. 6:26); дикие цветы растут только потому, что Бог одевает в них траву (6:30). Бог стоит за так называемыми естественными процессами. Именно поэтому библейские авторы предпочитали говорить: “Господь послал дождь” вместо: “Идет дождь”, несмотря на то, что им было прекрасно известно о существовании круговорота воды в природе. Пророки понимали всеобъемлющий характер власти Бога: “Знаю, Господи, что не в воле человека путь его, что не во власти идущего давать направление стопам своим” (Иер. 10:23). “Господь творит все, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах” (Пс. 134:6). Отрывок из Послания к Ефесянам 1:3-14 особенно ярко подтверждает эту истину: Бог совершает “все по изволению воли Своей” (1:11). Каким-то таинственным образом Бог стоит за непреднамеренным убийством (Исх. 21:13), семейным несчастьем (Руф. 1:13), трагедией целого народа (Ис. 45:6-7), личным горем (Плач. 3:23-33, 37-38), даже грехом (2 Цар. 24:1; 3 Цар. 22:21). Но ни в одной их этих ситуаций ответственность человека из-за всевластия Бога не становится меньше, хотя именно Бог в гневе побудил Давида сделать запрещенную перепись (2 Цар. 24:1), Давиду, тем не менее, пришлось отвечать за свои греховные действия.

Второе утверждение также подтверждается Писанием. Есть много отрывков, в которых описывается, как люди слышат призыв повиноваться, делать выбор, верить. В других отрывках говорится, что люди дадут отчет за свои поступки. Сам Бог обращается к нам с убедительными просьбами, чтобы побудить покаяться, ибо Он не получает удовольствия от смерти нечестивых (Ис. 30:18; 65:2; Плач. 3:31-36; Иез. 18:30-32; 33:11). В свое время Иисус Навин обращался к израильтянам с такими словами: “Итак бойтесь Господа и служите Ему в чистоте и искренности … Если же не угодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить … а я и дом мой будем служить Господу” (Иис. Н. 24:14-15). Евангельский призыв подразумевает огромную ответственность со стороны человека: “Ибо, если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься … Ибо Писание говорит: “всякий, верующий в Него, не постыдится” (Рим. 10:9, 11). Конечно, это учение Библии не подвергает всевластие Бога никакому сомнению, всего лишь несколькими стихами выше апостол цитирует Писание (из Исхода 33:19), чтобы доказать, что Бог “кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает” (Рим. 9:18).

Сотни отрывков можно привести в доказательство того, что Библия предполагает как всевластие Бога, так и ответственность людей за свои действия. Как бы ни было тяжело людям принять обе истины вместе, тем не менее требуется особая гениальность при толковании Писания, чтобы доказать, что оно не учит обеим этим истинам одновременно.

Но дело еще вот в чем. С одной стороны, в разных отрывках Библии преподносятся разные учения: в одном месте о всевластии Бога, в другом – об ответственности человека. Но кроме этого, Библия постоянно сводит эти истины вместе: в пределах одной истории, или даже одного стиха.

Бытие 50:19-20

После смерти своего отца сыновья Иакова умоляли Иосифа не мстить им за то, что они продали его в рабство. Ответ Иосифа содержит назидание: “… не бойтесь; ибо я боюсь Бога. Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей”.

Мы лучше поймем, что хочет сказать Иосиф, если обратим внимание на то, что он не говорит. Иосиф не говорит: “Видите, несчастные грешники, вы придумали и осуществили коварный план, и если бы Бог в последний момент не вмешался, то мне бы пришлось слишком туго, и я не был бы сейчас правой рукой фараона”. Он также не говорит: “Бог собирался послать меня в Египет первым классом, но вы, негодяи, испортили Его план, и мне пришлось немало помучиться”.

Иосиф, по сути, говорит, что в одном и том же событии его братья преследовали злые цели, а Бог – добрые. Всевластие Бога, проявившееся в этом событии в осуществлении плана по спасению миллионов людей от голодной смерти во время неплодородных лет, ничуть не уменьшает зло, совершенное братьями; намерения Бога не зависели от коварных планов братьев Иосифа. Здесь реально проявились и всевластие Бога, и человеческая ответственность.

Вторая книга Царств 24  Мы уже упоминали, что Бог в Своем гневе побудил Давида исчислить народ, а когда Давид сделал это, его начала мучить совесть, и Бог объявил о Своем суде: Давиду надо было выбрать одно из трех суровых наказаний Бога. В итоге погибло 70 тысяч израильтян.

Очень важно помнить, что Библия подчеркивает благость Бога; Бог благ без какого-либо ограничения. “Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен” (Втор. 32:4). “…Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы” (1 Ин. 1:5). Небеса откликаются эхом хвалы: “…велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? Ибо Ты един свят” (Откр. 15:3-4).

С другой стороны, есть множество отрывков, таких как 2 Царств 24, где говорится о том, что Бог каким-то образом стоит за злом. Зло не просто случается так, что Богу остается только сказать: “Ничего себе! Я и не думал, что это может произойти. Как это Я проглядел? Примите Мои извинения”. Нет, мы читаем, что Бог посылает некоторым людям “действие заблуждения”, чтобы они верили лжи (2 Фес. 2:11); Он вводит в заблуждение пророков царя Ахава, и их пророчества становятся никчемными (3 Цар. 22:21); в конце концов, Он стоит за страданиями Иова. Для нас, размышляющих над 2 Царств 24 и над тем, как Бог смог побудить Давида согрешить и сделать перепись, очень важно вспомнить историю с Иовом. Дело в том, что в 1 Пар. 21 написано, что не Бог, а сатана возбудил Давида провести перепись. Некоторые люди считают это абсурдным противоречием. Но противоречия здесь нет, хотя история действительно описана в разных ракурсах. Посмотрите на Иова: можно сказать, что страдания ему причинял сатана, а можно сказать, что Бог. Две возможности не обязательно исключают друг друга.

Конечно, это поднимает множество трудных вопросов о вторичных причинах и др. Однако на данном этапе я преследую одну-единственную цель – показать, что Библия представляет Бога, обладающим полной властью над жизнью Давида, над конкретным его грехом, и что этот факт не оправдывает Давида: он, несмотря ни на что, несет ответственность за свои действия. Мы не можем подвергать сомнению ни всевластие Бога, ни ответственность человека.Исаия 10:5-19

Этот отрывок типичен для многих пророков. Бог обращается к самым жестоким и самым сильным властителям того времени: “О, Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его – Мое негодование! Я пошлю его против народа нечестивого и против народа гнева Моего, дам ему повеление ограбить грабежом и добыть добычу и попирать его, как грязь на улицах” (Ис. 10:5-6). Из контекста ясно, что народ, против которого Бог посылает ассирийцев, – это избранный народ Божий, заключивший с Ним завет. Бог гневается на Свой народ за грехи, поэтому посылает на него ассирийцев. Тем не менее, Бог возвещает суд ассирийцам за этот поход. Почему? Ассирийцы думают, что делают все сами. Они думают, что столицы еврейских государств, Самария и Иерусалим, ничем не отличаются от городов языческих народов, которые они покорили. Поэтому когда Господь завершил Свое дело против горы Сион и Иерусалима (т.е. когда Он закончил наказывать израильтян руками ассирийцев), Он говорит: “… посмотрю на успех надменного сердца царя Ассирийского и на тщеславие высоко поднятых глаз его” (Ис. 10:12). “Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? Как будто жезл восстает против того, кто поднимает его. Как будто палка поднимается на того, кто не дерево! За то Господь, Господь Саваоф, пошлет чахлость на тучных его, и между знаменитыми его возжет пламя, как пламя огня” (Ис. 10:15-16).

Здесь мы видим, как Господь использует военную мощь агрессивной страны в качестве орудия в Своих руках для того, чтобы совершить Свой суд над Израилем. Но это не означает, что ассирийцы не несут ответственности за свои действия. “Надменное сердце”, “тщеславие глаз” и в первую очередь высокомерие, проявившееся в том, что этот народ считал себя властителем земли, – это преступления против Всемогущего, за которые Он взыскивает с них. Они могут быть орудием в руках Бога, но это не освобождает их от ответственности за свои дела.

Евангелие от Иоанна 6:37-40

В ходе беседы о хлебе жизни Иисус заявляет: “Все, что дает Мне Отец, ко Мне приде, и приходящего ко Мне не изгоню вон…” (Ин. 6:37). Это означает, что все избранные, все предопределенные Богом люди рассматриваются как дар Отца Сыну, и, с другой стороны, однажды данные Иисусу люди будут обязательно удержаны Им при Себе, Он никогда не изгонит их вон. Смысл второй части 37 стиха заключается именно в этом. И это становится еще более очевидным, если мы проследим за развитием мысли в следующих нескольких стихах: “Все, что дает Мне Отец, ко Мне придет; и приходящего ко Мне не изгоню вон; ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца. Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день…” (Ин. 6:37-39).

Таким образом, Бог обладает всей полнотой власти в процессе нашего спасения, и люди Божии, как написано, являются даром Отца Сыну, Который сохранит их до последнего дня, когда Он воскресит их. Тем не менее, избранные люди не превращаются в роботов. Следующий стих описывает действия этих людей, за совершение которых они несут ответственность: “Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную…” (Ин. 6:40).

Оба утверждения являются истинными, и одна истина не должна отрицать другую.Послание к Филиппийцам 2:12-13

После яркого описания смирения Иисуса Христа (Фил. 2:6-11) Павел пишет: “Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению (Фил. 2:12-13). Вокруг этих стихов разгоралось немало споров, но сейчас не место начинать диспут. Слова Павла можно понять лучше, если обратить внимание на то, что он не говорит.

Павел не призывает читателей своего послания совершать свое спасение, поскольку Бог уже выполнил Свою часть работы по спасению, и теперь дело только за ними. Тем более Павел не говорит им, что Бог делает за них все Сам, словно им нужно быть как можно пассивнее: “Это дело не мое, а Бога, поэтому не буду Ему мешать своим стараниями быть лучше”. Апостол призывает верующих совершать свое спасение именно потому, что Бог действует в них, как на уровне их воли, так и на уровне их действий (“производит и хотение и действие по Своему благоволению”).

Оба наших утверждения предполагаются истинными. Более того, всевластие Бога, которое распространяется и на нашу волю, и на наши действия, служит для нас стимулом заниматься духовным самосовершенствованием.Деяния 18:9-10

Аналогичная мысль высказывается и в Деян. 18, где Божье избрание становится основным стимулом для проповеди Евангелия. Павел приезжает в Коринф удрученным из-за жестокого обращения, которое он встретил на своем пути через Македонию в Ахаию. В Коринфе он опять встречает противостояние. Господь, понимая, что апостолу нужна поддержка, обращается к нему в ночном видении: “… не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла; потому что у Меня много людей в этом городе” (Деян. 18:9-10). Перспектива обращения многих людей, избранных Богом, побудила Павла проявить терпение и настойчивость, без которых он не смог бы остаться в Коринфе на долгое время.

Впервые я понял эту мысль, когда начал подрастать и задавать взрослым сложные вопросы. Мой отец создавал церкви в Квебеке. В то время работа его была не очень продуктивной, плодов было мало. Если франкоговорящая церковь имела хотя бы 20-30 членов, то считалось, что она процветает. Нередко мой отец проповедовал перед аудиторией, состоявшей из двадцати человек. И вот несколько американцев, прекрасно зарекомендовавших себя в плодотворном служении во французской Западной Африке приехали в Квебек, чтобы разобраться в создавшемся положении. Некоторые из них намекали: “Посторонитесь, ребята, и мы покажем, как надо работать”.

Но ни один из этих миссионеров не остался там работать. В течение нескольких месяцев уехали все. Я был уже достаточно взрослым и спросил отца, почему никто их них не остался помогать. Он спокойно объяснил, что они несли служение в регионах, где испытали большие благословения, и им было тяжело работать здесь, где, на первый взгляд, было намного меньше благословений. Я продолжал наступать на отца: “Почему же ты остаешься? Почему бы тебе не отправиться туда, где сила Божья проявляется в изобилии? Для чего посвящать себя работе там, где столько причин для отчаяния, а плодов мало?” Он мягко остановил меня: “Я остаюсь, потому что я верю всем своим сердцем, что у Бога много людей в этом месте”.

Отец, конечно, мог умереть, так и не увидев плодов. Но по милости Господа жатва началась в 1972 году. Из 50 евангельских церквей за короткое время выросли сотни новых. Там, где, прилагая огромные усилия, удавалось собрать несколько сотен человек послушать Евангелие, стали приходить тысячи. Это убеждает меня в том, что Павел понял в Коринфе следущее (Деян. 18:9-10): всевластие Бога в избрании не только не делает благовестие пассивным, но становится основным стимулом в достижении поставленной задачи.

И вновь я хочу повторить: оба наших утверждения оказываются истинными.Деяния 4:23-30

Этот отрывок из книги Деяний самый показательный из тех семи, которые я привожу в качестве примеров.

Вначале мы читаем о том, что Петр и Иоанн, недавно освобожденные из-под ареста (этот арест – злой предвестник будущих более серьезных гонений), рассказывают “своим” (4:23), то есть христианам, живущим в Иерусалиме, о том, что с ними произошло. Затем все стали молиться. Молитву начали с утверждения Божьего всевластия: “…Владыко Боже, сотворивший и небо и землю и море и все, что в них” (4:24). Они не только исповедуют Бога Творцом вселенной, но и вспоминают слова из второго псалма, которые подтверждают непрекращающееся владычество Бога над народами, даже над теми народами, которые восстают против Него: “Восстали цари земные и князи собрались вместе на Господа и на Христа Его” (4:26). Бог, как написано в этом псалме, совсем не удивлен появлением противников: “Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им” (Пс. 2:4).

Христиане, молившиеся в Иерусалиме, конечно, знали содержание этого псалма. Тем не менее, они не цитируют его полностью. Упомянув о князьях и правителях земли, собравшихся против Господа и Помазанника Его, они переводят свое внимание на самое возмутительное восстание против Бога: “Ибо поистине собрались в городе сем на Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским” (Деян. 4:27). Первые христиане поняли, что исполнение записанного во втором псалме связано с событиями, приведшими ко кресту. Подлый заговор, которым была попрана всякая справедливость и приобретена политическая власть, был ничем иным, как заговором против самого Бога и против “помазанного Его, Его Мессии”.

Но молитва этих христиан на этом не заканчивается. Они говорят о вине, которая лежит на Ироде, Понтии Пилате и прочих языческих и еврейских властителях, и затем добавляют, что те, сделали то, “чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой” (4:28).

Даже краткое размышление показывает, что другого варианта решения этой проблемы нет, если мы не хотим поступиться всей христианской верой. Предположим, что Бог не обладал полной властью над заговором, который привел Христа на Голгофу. Разве тогда мы не придем к мысли, что крест был запоздалой мыслью в разуме Бога? Следует ли нам считать, что Бог собирался сделать что-то совершенно иное, но потом из-за того, что эти бунтовщики вмешались в Его планы, Он сделал все, что было в Его силах, и в результате Христос совершил искупление на кресте Своей смертью? Все Писание говорит – кричит! – против этого. Может, нам следует вместе с некоторыми современными богословами сделать вывод: если Бог обладает полной властью, как верили в это первые христиане, настолько полной властью, что заговорщики фактически просто сделали то, “чему быть предопределила рука Бога и Его совет”, то заговорщиков и обвинить не в чем. Но и этот вывод разрушает христианство. Иисус пошел на крест, чтобы понести наказание, заслуженное грешниками, следовательно, эти грешники несут реальную нравственную ответственность, и на них лежит реальная вина, за которую был вынесен приговор. Если люди не ответственны за это деяние, почему они должны нести ответственность за другие преступления? И если они не несут ответственности, то зачем тогда Бог послал Своего Помазанника умереть вместо них?

Бог всевластен, но Его власть не умаляет человеческой ответственность; люди всегда несут моральную ответственность за свои поступки, и в то же время этот факт ни в коей мере не ограничивает всевластия Бога. Христиане или должны признать, что на Голгофе подтвердились обе истины, или они не могут называть себя христианами.

Тайна и природа Бога  Если мы согласны с тем, что Библия утверждает истинность высказанных выше двух утверждений, то что нам делать дальше?

Во-первых, надо подчеркнуть, что эти два утверждения не содержат в себе противоречия. В них кроется тайна, и мы постараемся обнаружить, в чем она состоит. Если мы будем осторожно подбирать выражения, то сможем не противопоставлять эти выражения друг другу как взаимоисключающие. Христианство состоит не в том, чтобы искушать людей верой в противоречивый абсурд. Вере присущи некоторые тайны, но абсурда в ней нет.

Это означает, что мы должны осторожно обращаться, например, с понятием “свобода”. Многие христиане сегодня думают, что если люди являются нравственно ответственными, то они должны иметь свободу выбирать, верить, не повиноваться и т.д. Но что такое свобода? Иногда, серьезно не задумываясь об этом, мы предполагаем, что свобода содержит в себе возможность действовать независимо от Бога. Свобода, как нам кажется, дает право отвергать, не признавать любые ограничения. Поэтому в нашем выборе нет неизбежности, неотвратимости, необходимости. Если мы ограничены, если наше решение неизбежно, то как оно может быть нашим? А если это не истинно наше решение, то как мы можем нести за него нравственную ответственность?

Тем не менее отрывки, которые мы только что рассмотрели, опровергают такие рассуждения. Не будем далеко ходить за примером: Ирод, Понтий Пилат и другие устроили заговор; они сделали то, что хотели, хотя они делали то, что предопределили рука и совет Бога. Именно поэтому многие богословы отказались от определения свободы как абсолютного права поступать против Божьей воли. Они определяют свободу как желание, как добровольный выбор людей. Братья Иосифа сделали то, что хотели; Ирод и Пилат сделали то, что хотели; ассирийцы сделали то, что хотели. И каждый раз за всем этим стоял всевластный Бог, люди делали то, чему предопределили быть рука и совет Божий. Но это не оправдывает их. Они сделали то, что хотели.

Я уделяю этому так много внимания с одной целью: хочу подчеркнуть, что два утверждения, высказанные в начале главы, какими бы сложными и таинственными они ни были, могут быть представлены смешными и даже откровенно противоречивыми, если мы позволим себе делать сомнительные предположения и пользоваться понятиями, которых нет в Писании.

Во-вторых, важно увидеть, что Бог не стоит за злом и добром совершенно одинаково. Надо избегать двух позиций: некоторые считают, что Бог ни в каком смысле не стоит за злом; другие считают, что Бог стоит за злом и за добром совершенно одинаково.

В соответствии с первой позицией иные события, чаще плохие, происходят во вселенной вне контроля Бога. Получается, что существует сила помимо Бога, сила вне сферы Божьего всевластия, которая ставит под вопрос Его всемогущество. В философии такая точка зрения получила название дуализма. В такой вселенной нельзя быть уверенным, что одержит окончательную победу – зло или добро. Но мы исследовали уже достаточно много мест Писания, которые доказывают, что Библия не поддерживает такое представление о Боге.

Вторая точка зрения основывается на утверждении, что происходит только то, что назначает Бог; то, что Он не назначает, не происходит. Если происходит и злое, и доброе, значит, Бог определил и то и другое. Но если Он стоит за добром и злом совершенно одинаково, т.е. если Он стоит за добром и злом симметрично, то Он полностью безнравственен. Тогда Он может быть могущественным, но Он не может быть благим.

Свидетельство Библии не позволяет нам принять ни одну из рассмотренных позиций. Библия утверждает, что Бог всевластен, настолько всевластен, что ничто происходящее во вселенной не может выйти из-под Его контроля; в то же время Библия утверждает, что Бог благ, благ до последней частички Своего существа, Он является эталоном добра. Мы вынуждены сделать вывод, что Бог не стоит за добром и злом совершенно одинаково. Другими словами, Он стоит за добром и за злом асимметрично. Он стоит за добром таким образом, что в конечном итоге все добро приписывается Ему, и Он стоит за злом таким образом, что все зло неизбежно приписывается вторичным исполнителям (людям и ангелам) и их греховным действиям. Совершая зло, они не уходят от власти Бога. Например, сатана не имел власти над Иовом без разрешения Бога. И в то же время Бог таинственным образом остается отделенным от зла и непричастным к нему.

Я говорю “таинственным образом”, ибо то, как Он делает это, является тайной по причинам, которые еще предстоит открыть. Фактически, именно таинственность Его полного контроля заставляет некоторых библейских писателей в агонии биться над проблемой зла, причем не только автора книги Иова, но и Аввакума, и псалмопевцев.

В-третьих, и это самое важное, наши два утверждения о Божьем всевластии и человеческой ответственности непосредственно связаны с природой Бога. Если бы Бог был только всевластным, то мы могли бы стать христианами-фаталистами, но тогда трудно было бы выкроить место для взаимодействия человека с Богом, место для человеческой ответственности. Если бы Бог был только личностным – разговаривал бы с нами, откликался, задавал вопросы и отвечал на них – то было бы понятно, почему люди несут ответственность перед Ним, но тогда было бы тяжело представить такого Бога запредельным, обладающим реальной властью и всемогущим.

Чудесная истина кроется в том, что Бог одновременно и запредельный, и личностный. Он запределен: существует над временем и вне пространства, поскольку Он существовал до создания вселенной. С этого превознесенного и невообразимо далекого места Он полновластно правит делом Своих рук. И в то же время Он личностный: открывает нам Себя не как грубую силу и непреодолимую властность, но как Отца, как Господа. Когда Он повелевает, я, человек, или повинуюсь Ему или нет. Все мои самые осмысленные отношения с Богом основаны на том факте, что Бог явил Себя как личность.

Возможно, то, о чем мы говорим, трудно воспринять, потому что для нас понятие “личность” сформировано жизнью в пространственно-временных рамках. Нам сложно понять, как Бог может быть одновременно и личностным, и всевластным, хотя мы определенно знаем, что Библия представляет Его именно таким.

Итак, какая бы тайна ни крылась в нашей исходной паре утверждений, она – тайна самого Бога. Христиане готовы принять некоторые тайны. Мы исповедуем, что Отец есть Бог, Сын есть Бог и Святой Дух есть Бог – но есть только один Бог. Христианские мыслители на протяжении столетий прилагали немало усилий, чтобы показать, что в таком триедином бытии Бога нет противоречия, хотя тайна такого бытия слишком глубока для человека. Так и здесь: Бог всевластен и запределен и также Он личностный Бог.

Возможно, именно то, что Бог живет вне времени и пространства дает Ему возможность обращаться с вторичными причинам так, как это описывает Библия. Я не знаю. Что значит время для запредельного Бога? Я не знаю. Я знаю только то, что Библия говорит о Его предопределяющей силе и о том, что Он предопределяет события, хотя это и является категорией времени. Я думаю, что если Он хочет по-настоящему общаться с нами, Ему необходимо милостиво снизойти до использования нам понятных категорий. Но несмотря на все тайны, связанные с природой Бога, я на основании Писания считаю, что Он одновременно личностный и запредельный. Он всевластен без какого-либо ограничения над сотворенным миропорядком, но обращается со мной, как личность с личностью. Иногда этому Богу важнее поклониться, чем понять Его.

Заключение  Какое отношение все это имеет к молитве?

Перед тем, как ответить на этот вопрос, очень важно извлечь один урок из предыдущих рассуждений. Согласимся с тем, что Библия утверждает всевластие Бога и нравственную ответственность людей; согласимся с тем, что Бог одновременно запредельный и личностный. Откровенно признаем и то, что во всем этом есть тайна. Тогда мы должны задать вопрос: можем ли мы быть уверены в том, что эти дополняющие друг друга части истины соотносятся правильно в нашей жизни? Если в них кроется тайна, разве мы не находимся в опасности использовать эти истины, отрицая тайну или противореча чему-то еще, нам не известному?

Ответ прост, но ведет к глубочайшим последствиям. Мы должны стараться изо всех сил, чтобы эти половинки одной истины занимали в нашей жизни такое же место, какое они занимали в жизни людей, описанных в Библии.

Например, как действует избрание в Писании? Как избрание должно действовать в нашей жизни? Избрание в Писании никогда не служит для утверждения фатализма; оно никогда не угашает рвение проповедовать. Неоднократно избрание используется для того, чтобы подчеркнуть чудо благодати (Ин. 6:68-70; Рим. 9). Помимо всего прочего, избрание гарантирует духовную плодотворность людей Божьих (Ин. 15:16) и поощряет настойчивость в благовестии (Деян. 18:9-10).

Как действуют в Писании постоянные призывы верить и повиноваться? Эти призывы никогда не изображают Бога, исчерпавшим все Свои ресурсы в борьбе с нашим непослушанием и зависимым от нашего выбора. Скорее, они увеличивают нашу ответственность, подчеркивают необходимость каких-то действий, показывают единственно возможный отклик с нашей стороны на существование Бога.

Как действует в Писании истина о всевластном провидении Бога? Она не одобряет фатализм ни в коей мере; она не позволяет человеку оправдывать свое нравственное равнодушие под предлогом того, что он все равно ничего не может изменить. Библия подчеркивает всевластие Бога с другой целью. Например, эта истина дает мне основания верить, что все находится под контролем милостивого Бога, так что все содействует ко благу в жизни людей Божьих (Рим. 8:28).

Все вышесказанное применимо к молитве.

Как истина о всевластии Бога влияет на нашу молитву? Она никогда не была барьером для молитвы! Но она ставит заслон нелепости в молитве. Иисус, например, запрещает Своим последователям уподобляться в молитве язычникам, которые думают, что чем больше слов они произнесут в молитве, тем скорее Бог услышит их. “…Не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения…” (Мтф. 6:8). С другой стороны, этот запрет не распространяется на настойчивость в молитве, поскольку тот же Иисус подчеркивает ее важность (Лк. 11, 18).

Всевластие Бога помогает молиться в соответствии с волей Божьей. Так, Иисус молился: “…Отче! пришел час: прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя” (Ин. 17:1). Очень важно понять, что в Евангелии от Иоанна “час” – это время, назначенное Отцом, в которое Иисус будет прославлен посредством креста и таким образом вернется в славе, которой Он вместе с Отцом наслаждался прежде бытия мира (Ин. 12:23-24; 17:5). Иисус, говоря, что настал час, признает, что пришло время, определенное Отцом. Это не приводит Иисуса просто к “да будет воля Твоя”. Кроме того, Он не молчит, несмотря на то, что час настал. Что еще можно сказать по этому поводу, коль все предопределено? У Иисуса другая логика: Мой Отец назначил час “прославления” Своего Сына, и этот час настал, тогда прославь же, Отец, Своего Сына.

Такую логику нельзя назвать необычной. Молитвы, содержащиеся на страницах Писания, очень часто возносятся к Богу людьми, которые знают, что сделает Бог в том или ином случае, тем не менее, они молятся именно об этом. Прекрасный пример мы находим в девятой главе Книги пророка Даниила. Здесь мы читаем, что Даниил, изучая Писание (“… по слову Господню к Иеремии пророку …”), понял, что семьдесят лет вавилонского плена приближаются к концу. Фаталист просто бы утер слезы и стал ожидать, когда кончаться семьдесят лет и произойдет обещанное освобождение. Но Даниил не тот человек! Он прекрасно знает, что Бог не волшебный джин, выпрыгивающий из бутылки по нашему приказу. Бог не только всевластен, но Он и личностный, а если личностный, то и свободный. Поэтому Даниил обращается к личностному Богу, исповедуя свои грехи и грехи своего народа: “И обратил я лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле…” (Дан. 9:3). Другими словами, именно потому, что Даниил знал об обещании личностного всевластного Бога, он чувствовал себя обязанным молиться о том, что узнал из Писания по воле этого Бога. Большая часть девятой главы книги Даниила посвящена его молитве. Он напоминает Богу, что хотя он, Даниил, и все израильтяне согрешили, Бог все же есть Бог “хранящий завет и милость” (9:4), что “у Господа Бога милосердие и прощение” (9:9). “…Ради Тебя, Господи… – он молится, – воззри на опустошения наши … Господи, услыши! Господи, прости! Господи, внемли и соверши, не умедли ради Тебя Самого, Боже мой, ибо Твое имя наречено на городе Твоем и на народе Твоем” (9:17-19). Другими словами, он умоляет Бога сохранить непорочность Своего имени, чистоту Своего завета, славу Своей милости и Своего прощения.

И пленение кончается.

Возможно, самыми поразительными отрывками, в которых показаны одновременно качества личностного и всевластного Бога, являются те, где говорится о раскаивающемся Боге. Пока Моисей получал скрижали закона на горе Синай, израильтяне впали в ужасное идолопоклонство: сделали золотого тельца. Бог в ярости: “И сказал Господь Моисею: Я вижу народ сей, и вот, народ он – жестоковыйный; итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленный народ от тебя” (Исх. 32:9-10).

Но Моисей продолжает просить Бога. Развитие мысли в молитве Моисея очень примечательно: он взывает к Богу одновременно как к всевластному и как в высшей степени личностному. Моисей доказывает, что если Бог уничтожит народ, то египтяне станут насмехаться над Израильским Богом, Который вывел Свой народ в пустыню, чтобы уничтожить его. В то же время Моисей напоминает Богу о Его собственном обещании: “Вспомни Авраама, Исаака и Израиля, рабов Твоих, которым клялся Ты Собою, говоря: умножая умножу семя ваше, как звезды небесные, и всю землю сию, о которой Я сказал, дам семени вашему, и будут владеть вечно” (32:13). Другими словами, если Бог уничтожит Свой народ, разве Он не нарушит Свое обещание? Как верный Бог может так поступить? Фатализм чужд Моисею, он просто доверяется Богу: “…Отврати пламенный гнев Твой и отмени погубление народа Твоего…” (32:12).

“И отменил Господь зло, о котором сказал, что наведет его на народ Свой” (32:14).

У невдумчивого читателя может возникнуть искушение сказать: “Видите, Бог меняет Свои решения. Его цели не абсолютны и не постоянны. Молитва влияет на ход истории, потому что она меняет решения Бога”.

Но такой вывод был бы и односторонним, и преждевременным. Если бы Бог не раскаялся в объявленном решении уничтожить израильтян, то, как ни парадоксально, Он бы оказался неспособным выполнить обещание, данное Аврааму, Исааку и Иакову. С другой стороны, если Бог остается верным обещанию, данному патриархам, тогда (и Моисей понимает это) Бог не может уничтожить израильтян, и поэтому Он должен отказаться от суда, который Он объявил израильтянам. Именно к этому Моисей вел свою молитву.

Рассмотрим еще один отрывок из Писания, который поможет нам прояснить, что значит раскаивающийся Бог. Сравним молитву Амоса, истинного пророка Божьего, с молитвами лжепророков. Амос узнает об угрожающем израильтянам суде Божьем и страстно ходатайствует за них: “…я сказал: “Господи Боже! пощади; как устоит Иаков? Он очень мал” (Ам. 7:2). Молитва Амоса оказывается действенной. Дважды сказано: “И пожалел Господь о том…” (7:3, 6). И, напротив, Бог бранит лжепророков израильских именно за то, что они не ходатайствуют за народ. “В проломы вы не входите и не ограждаете стеною дома Израилева, чтобы твердо стоять в сражении в день Господа” (Иез. 13:5). Никто от всего сердца не просит за народ: “Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтоб Я не погубил ее, но не нашел” (Иез. 22:30-31).

Мы не можем себе позволить не заметить необычайную важность этих отрывков. Бог ожидает, чтобы Его умоляли; Он ожидает, чтобы благочестивые верующие ходатайствовали перед Ним. Их ходатайство – это назначенный Им Самим способ заставить Бога пожалеть, раскаяться, и если люди бездейственны в этом отношении, тогда Бог не раскаивается и изливает Свой гнев. Если нечто похожее произошло и в жизни Моисея, то мы должны заключить, что Моисей добился успеха в молитве не потому, что иначе Бог нарушил бы Свое обещание, данное патриархам, и не потому, что Бог потерял на время самообладание и Моисей сумел привести Бога в себя. Нет, по милости Бога Моисей оказался тем назначенным Самим Богом рычагом, который через ходатайство привел Бога к раскаянию, которое было ничем иным, как милостивым подтверждением завета, заключенного с Авраамом, Исааком и Иаковом.

Чудо заключается в том, что такие люди, как Моисей, да и мы с вами, могут участвовать в осуществлении Божьих планов посредством методов, определенных Самим Богом. В этом ограниченном смысле молитва действительно влияет на грядущие события.

Мы соприкоснулись с основополагающей тайной – тайной природы Бога. Бог представляет нам Себя как личность, и поэтому мы можем молиться Ему, спорить с Ним, приводить Ему аргументы, ходатайствовать за других людей. Но Он также всевластный Бог, Который производит в нас – это относится и к молитве! – “…и хотение и действие по Своему благоволению” (Фил. 2:13). То, что Бог всевластный, не мешает Ему быть личностью; а то, что Он личность, не уменьшает Его всевластия. Он -всевластная личность.

Ум неверующего человека испорчен, поэтому он всегда ссылается на всевластие Бога, чтобы подчеркнуть тщетность молитвы в запрограммированной вселенной; он опирается на отрывки, в которых Бог представлен как личность (включая те, где говорится о раскаивающемся Боге), чтобы сделать вывод, что Бог слабый, непостоянный и не всемогущий, и чтобы снова придти к заключению, что молиться бесполезно. Но верующие всегда настаивают на том, что правильное понимание того, что всевластный Бог является личностью, служит основанием для молитвы, а не поводом для отказа от нее. Стоит молиться всевластному Богу, потому что Он свободен и может делать то, что хочет; стоит молиться личностному Богу, потому что Он слышит, отвечает и действует ради Своих людей, а не ради слепой, жестокой и неумолимой судьбы.

Необходимо также помнить, что нельзя освободить свои молитвы от всевластия Бога. Если я молюсь правильно, Бог милостиво воплощает Свои замыслы во мне и через меня, и молитва, хотя и моя, одновременно является результатом работы всемогущего Бога во мне через Духа. Этим Богом определенным способом я становлюсь инструментом достижения определенных Богом целей. Если я не молюсь, это не значит, что Божьи цели не могут осуществиться и Бог останется у разбитого корыта. Вся ситуация в таком случае меняется, и моя безмолитвенность, за которую несу ответственность только я сам, не выходит за пределы всевластия Бога. И это заставляет меня делать вывод, что у Бога другие цели, возможно, суд надо мной и над теми, за кого я должен был молиться.

Таким образом, несмотря на то, что природа Бога во многих отношениях таинственна для нас, мы не совершим большой ошибки, если позволим взаимодополняющим чертам характера Бога действовать в нашей жизни так же, как они действовали в жизни Его слуг в Писании. Тогда мы лучше научимся молиться и лучше поймем, почему должны делать это, и за что и как молиться. Мы обнаружим, что библейское учение о всевластии Бога и о том, что Он личность, при правильном использовании будут служить и в качестве сильнейшего стимула для молитвы, и в качестве руководства в подходе к Богу.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий