Опыт моей молитвенной жизни

Существенное влияние на мою молитвенную жизнь оказали и продолжают оказывать Святое Писание и опыт более зрелых христиан. Без сомнения, опыт святых, их мудрость и пример не могут сравниться по своей значимости с Писанием, но тем не менее отрицать их нельзя. Должен признать, что я не очень хороший ученик в школе молитвы, но думаю, что советам зрелых христиан стоит посвятить несколько страниц перед тем, как мы обратимся к более важному и более авторитетному источнику – Святому Писанию.

Остановимся на тех уроках, которые мне преподали опытные христиане.

1. Много молитв не сказано из-за того, что для общения с Богом у нас нет определенного времени. Духовная жизнь – не сплав вниз по течению. Если пустить молитву на самотек, то духовного роста не будет. Умение молиться дисциплинированно не придет само собой. Для молитвы необходимо выделить особое время, и это время нельзя использовать ни для чего другого.

То, чему мы посвящаем время, выявляет наши истинные интересы. Другими словами, о приверженности к молитве можно говорить до второго пришествия Христа, но до тех пор, пока мы действительно не начнем молиться, слово будет расходиться с делом.

И это основная причина, по которой необходимо выделять особое время для молитвы. Запланированное время будет служить гарантией того, что желание молиться найдет свое конкретное выражение в постоянной практике. Частые ссылки апостола Павла на свои молитвы (напр., Рим. 1:10; Еф. 1:16; 1 Фес. 1:2) указывают на то, что он выделял для молитвы особое время, как по всей видимости делал и Сам Иисус Христос (Лк. 5:16). Конечно, отведенное для молитвы время еще не гарантирует ее эффективности. Подлинное благочестие очень просто подделать, заменив его формальной религией – бесплодной сестрой истинной веры. С другой стороны, тот или иной образ жизни требует определенных форм постоянства. Сменный рабочий, например, должен будет менять расписание молитв. А у матери двухлетних близнецов не будет ни сил, ни времени в том объеме, в каком они есть у человека, свободного от забот о детях. Но, несмотря на все трудности, факт остается фактом: пока мы не запланируем время для молитвы, мы не будем молиться порядок оформления наследства. Причина, по которой христианин так мало молится, заключается в том, что он не выделяет специального времени для молитвы. Продуманное планирование обеспечит регулярное посвящение себя молитве, пусть даже на короткое время. Лучше молиться кратко, но часто, чем долго, но редко. Но хуже всего – не молиться вообще. А так и будет до тех пор, пока мы не научимся отводить время для молитвы. Если у нас есть желание изменить свои привычки, то начинать надо с этого.

2. Сосредоточьтесь. Каждый, кто имеет за плечами хотя бы небольшой христианский опыт, знает, что иногда наши молитвы наедине звучат примерно так: “Дорогой Господь, благодарю Тебя за возможность войти в Твое присутствие, которую я имею благодаря заслугам Христа. Что за благословение называть Тебя Отцом! … Куда же я положил ключи от машины? (Нет, нет! Назад к делу!) Небесный Отец, будь милосерд к моей семье. Не только их физические нужды приношу к Твоим ногам, но и их духовное состояние… О Боже, а проповедь в воскресенье была просто ужасна. Успею ли я написать отчет вовремя? (Нет, нет!) Отче, даруй принести плод тем миссионерам-супругам, которых мы поддерживаем, имена которых… О мамочки! Я совсем забыл, что я обещал сыну починить велосипед…” Или, может быть, я единственный христианин, который не может удержать свои мысли?

Что же сделать для того, чтобы избежать неуместных мыслей? Один из самых действенных методов – молиться вслух. Это не значит, что молиться надо настолько громко, чтобы мешать другим или того хуже – превратить молитву в шоу благочестия. Надо просто облечь свои мысли в слова. Усилия, которые уходят на выражение мыслей словами, приведут в порядок разум и помогут не отвлекаться.

Вдобавок к этому, во время молитвы как верного помощника можно использовать Писание. Новообращенные иногда говорят в молитве все, о чем только могут вспомнить, но когда их молитва заканчивается, они с удивлением обнаруживают, что молились-то они всего три или четыре минуты. Это может вызвать уныние и даже отчаяние. Поэтому вполне целесообразно совместить молитву с чтением Библии.

Существует много рекомендаций по чтению Библии в виде разных планов. Некоторые христиане читают по одной главе в день. Другие одолевают три главы в будний день и пять в воскресенье. Это позволяет прочесть Библию в течение года. Лично я пользуюсь рекомендациями по чтению Библии, составленными в прошлом столетии Робертом Мюрреем Макшейном. Согласно им я перечитываю псалмы и Новый Завет дважды в течение года, а Ветхий Завет – один раз. Какой бы план чтения вы ни избрали, очень важно читать медленно и вдумчиво, чтобы осмысливать текст и позволить ему оказывать влияние на вашу жизнь. Понятые истины и уроки могут стать основанием и пищей для молитвенных размышлений.

Для совершенствования молитв я предлагаю следующий метод. Суть его состоит в том, чтобы использовать библейские молитвы в качестве образца для наших собственных. Внимательно прочитав их, задумайтесь над содержанием, помолитесь подобным образом за себя, за свою семью, церковь и многих других людей, которые не входят в ваш самый близкий круг общения.

Один умудренный жизнью святой, которого я знаю, уже давно молится молитвой “Отче наш”, размышляя над смыслом каждой просьбы из этой молитвы, и свои личные молитвенные просьбы он основывает на них. Другие составляют самые разные молитвенные памятки, о чем более подробно мы будем говорить ниже.

Привести в порядок молитвенную жизнь можно с помощью так называемых дневников. В разные периоды истории церкви многие духовно опытные и дисциплинированные христиане вели такие дневники. Содержание дневников может быть разным. Пуритане часто использовали дневники для записи своего опыта общения с Богом, своих мыслей и молитв, своих успехов и поражений. Билл Гайбелс, старший пастор церкви Виллоу Грик Комьюнити, в пределах одной страницы излагал на бумаге то, что он делал и о чем думал в течение дня, а также записывал молитвы на следующий день. В некоторых семинариях педагоги требуют от своих студентов ведения подобных дневников на протяжении всех лет их учебы.

Польза дневника заключается в следующем. Первое, он помогает избежать поспешности в молитве, делает ее более размеренной, способствует установлению определенного времени для молитвы. Когда вы записываете слова молитвы, то мысли ваши сосредоточиваются на ней и не блуждают где-то. Второе, дневник способствует самопроверке. Старая мудрость гласит, что только проверенная жизнь достойна быть прожитой. Если вы не уделяете времени, чтобы исследовать свое сердце, разум и совесть в свете слова Божьего и разобраться с тем, что обнаружите, то вы погрязнете в разрушительной самоправедности. Третье, дневник гарантирует духовную направленность ваших молитв, что, в свою очередь, поможет самопроверке, а значит и духовному росту. Таким образом, ведение дневника помогает сосредоточиться.

Это только один из многочисленных методов. Опасность его кроется в том, что как и во всех остальных методах, человек, который формально следует распорядку, может ввести себя в заблуждение, думая, что дисциплина является самоцелью и обеспечивает лучшее место на небесах. Именно поэтому я против того, чтобы принуждать студентов семинарий вести такие дневники (хотя сам метод я и одобряю), так как настоящую духовность нельзя навязать силой.

Можно значительно улучшить свою молитвенную жизнь, если совместить первые два принципа: планирование времени для молитвы и использование практических методов борьбы с блуждающими мыслями.

3. На разных этапах вашей жизни старайтесь по возможности находить друзей для совместной молитвы. Если вы не состоите в браке, то постарайтесь найти друзей для совместной молитвы, но они должны быть того же пола, что и вы сами. Если вы семейный человек, то лучшим товарищем для совместной молитвы должен стать ваш супруг или супруга. Причина этого кроется в том, что молитва – это дело, требующее большой духовной близости людей, и очень часто близость в одном может привести к близости в другом. Этому есть верное свидетельство: в прошлом столетии после пробуждения в Кентукки возрос уровень полового невоздержания и неразборчивости в половых отношениях.

Что касается меня, то мне очень везло с товарищами по молитве. Однажды во время летних каникул, а я в то время был еще студентом, холостой пастор отвел меня в сторону и пригласил молиться вместе с ним. Мы встречались раз в неделю, вечерами по понедельникам, в течение трех месяцев. Иногда молитва наша длилась около часа, иногда гораздо дольше. Нет сомнений в том, что этот пастор научил меня основам молитвы больше, чем кто-либо еще. Один-два урока, преподанных мне, мы рассмотрим позже, а в данный момент я хочу подчеркнуть важность ученичества по методу “человек человеку”.

Позже мне предоставлялись и другие возможности молиться с кем-нибудь. Последний год моей работы над кандидатской диссертацией раз в неделю по вечерам я молился вместе с другим аспирантом. Затем я женился. Мы с женой, как впрочем и большинство пар, обнаружили, что придерживаться определенного времени для совместных молитв непросто. И проблема заключалась не только в том, что нам вечно не хватало времени, а в том, что каждый этап нашей жизни приносил с собой новые заботы. Маленькие дети выбивали нас из колеи. Тем не менее, мы пытались придерживаться определенного расписания. Помимо молитв перед едой, которые не ограничивались простым благодарением за хлеб на столе, но охватывали разные сферы нашей жизни, и кроме индивидуального времени молитв и чтения Библии, мы вместе каждый день искали лица Божьего. Около половины времени семейной молитвы занимал обычно я или моя жена, а остальное время отводилось для молитв наших детей. Мы открыли, насколько важно было вводить что-то новое в такие молитвы, но это уже другая тема. Перед тем как мы отходили ко сну, моя жена и я неизменно проводили время в совместной молитве, обычно довольно короткой. В дополнение к этому, в разные моменты нашей совместной жизни мы пытались выделить еще вечер для молитвы каждую неделю. Обычно нам удавалось некоторое время соблюдать этот день для молитвы, а потом разного рода обстоятельства нарушали наши планы, но мы прилагали усилия, чтобы преодолеть их и восстановить время, отведенное для молитвы. Мы молились о семье, церкви, студентах, о не дающих покоя нуждах самого разного рода, о детях, своих жизненных устремлениях и ценностях, о предстоящем служении и многом другом.

Если вы умеете молиться, то подумайте, как передать свой опыт другому. Такое учительство я воспринимаю не как обыкновенные уроки, а как личный пример, который можно подать в совместном молитвенном общении. Посмотрите, ведь ученики Христа, видевшие Его молитвенную жизнь, решили научиться молиться у Него (Лк. 11:1).

Если вы неопытны в молитве, то задумайтесь над тем, как найти человека более опытного. Объединитесь с ним хотя бы на некоторое время для совместных молитв. Если вы не можете найти такого человека, то молитесь с тем, кто находится на уровне вашего христианского развития. Вместе вы сможете открыть много полезных истин. Совместные молитвы также ценны в отношении дисциплины, ответственности и постоянства, как и в отношении уроков, которые можно извлечь из них.

Есть и другие пути. Я знаю нескольких пасторов, которые находят людей для утренних молитвенных встреч. В некоторых пригородных церквах молитвенное собрание рано утром можно проводить открыто, для всех. Утро – это самое удобное время, если принимать во внимание трудности передвижения жителей пригородов. Но я все же прежде всего думаю о малых молитвенных группах, состоящих из тщательно отобранных молитвенных воинов. Основные правила для таких групп могут быть следующими. Во-первых, тот, кто согласился участвовать, не должен пропускать встреч в течение установленного времени (например, шесть месяцев), исключая, конечно, непредвиденные обстоятельства, такие, как, например, болезнь. Во-вторых, участники должны быть христианами не из оппозиции, без намека на озлобленность, тайные обиды и игру на публику. Другими словами, они должны отличаться честностью и искренней любовью к другим верующим, в них не должно быть и капли несдержанности. И в-третьих члены группы не должны быть сплетниками.

Такие малые группы молитвенных друзей постоянно использовались Богом для осуществления мощного служения и передачи необычных благословений. Плоды их деятельности могут оставаться не замеченными годами, но на небе о них известно. Некоторые группки растут и превращаются в большие молитвенные собрания; другие растут и делятся, сохраняя первоначальные принципы. Но в любом случае, положительный результат не заставит себя долго ждать.

4. Выбирайте образец для подражания, но достойный. Если внимательно прислушиваться к молитвам других, то можно значительно улучшить свои молитвы. Это не означает, что надо повторять все, что мы слышим. Некоторые люди в молитве используют неофициальный, разговорный стиль, присущий только им и их христианскому окружению. Другие наполняют свои молитвы перед Богом подлинной ученостью, совмещенной с торжественной официальностью, используя лексику и грамматику старого языка. Копировать то или иное нет смысла, но все это может оказаться хорошим примером. Когда у нас есть хороший пример, то его надо изучить, понять его суть и с его помощью возрасти духовно. Простое повторение дает плохой результат.

Единых рекомендаций для достижения хорошего результата в молитве нет и быть не может. Но, несомненно молиться надо с большой серьезностью, использовать в качестве поддержки Писание и стремиться к целям, которые в нем указаны. Одни молитвы буквально переносят нас в тронный зал Всемогущего; другие – это мольба о благословениях; третьи отличаются разнообразием нужд. Но любая хорошая молитва заключает в себе сокрушение и дерзновение.

И опять-таки я хочу отметить, какое значение в моей жизни имел пример окружающих меня людей. В начале это были родители. Помню, что когда мы были еще маленькими, наша мама, отстраняясь от суматохи дня, находила время читать Библию и молиться. И мой отец, баптистский служитель каждое утро молился в своем кабинете. Он молился достаточно громко, чтобы мы дети знали, что он молится, но не достаточно громко, чтобы могли разобрать слова. Каждый день он молился обычно около сорока пяти минут. Возможно, были дни, когда он этого не делал, но я не могу припомнить ни одного.

Мой отец трудился над созданием церквей в Квебеке в тяжелые времена. Оппозиция была довольно сильной, и ее действия проявлялась иногда в довольно грубой форме. Общий срок, проведенный баптистскими служителями в заключении в период с 1950г. по 1952г., составил восемь лет. У отца были не очень большие общины, двадцать – тридцать человек. Воскресным утром после служения папа часто играл на пианино и приглашал своих троих детей спеть с ним, обычно мама в это время заканчивала готовить обед. Я вспоминаю, что однажды воскресным утром в конце 50-х папа не играл на пианино, и мы не знали где он. Но в конце концов я “вычислил” его. Дверь кабинета была приоткрыта. Я толкнул ее и увидел его, стоящего на коленях рядом со своим большим креслом. Он молился и тихо плакал. В этот раз я услышал, о чем он молился. Он ходатайствовал перед Богом о той горстке людей, которым он проповедовал, и особенно об обращении некоторых из них, тех, кто постоянно посещал собрания, но не мог довериться Иисусу Христу.

Мой отец никогда не занимал высокого положения в церковной иерархии. Он не служил в большой церкви, не написал ни одной книги, никогда не занимал высокого поста в Баптистском союзе. Без сомнения, в его молитвах были характерные только его молитвам слова и выражения, которые не стоит повторять. Но с великой благодарностью Богу я могу засвидетельствовать, что мои родители не были лицемерами. Самое ужасное наследие, которое только можно оставить детям – это претензии на высокий духовный уровень, прикрывающие духовную нищету. Мои родители не претендовали на многое, но в любое время могли дать отчет о своем духовном состоянии. То, о чем они молились, всегда было важным, темы их молитв звучали в унисон с библейскими молитвами. Иногда я смотрю на своих детей и думаю, что если Господь подарит еще лет тридцать жизни, то запомнят ли они своего отца как человека молитвы. Или они запомнят меня как далекого незнакомца, которого редко бывал дома и который написал несколько запутанных книжек? Такие раздумья наедине с самим собой часто помогают мне правильно спланировать день.

У меня было много других примеров для подражания. Я вспоминаю двух женщин, которые на молитвенных собраниях в церкви неизменно молились о самых разнообразных нуждах и делали это с удивительной искренностью. Они молились, с одной стороны, в соответствии с Писанием, а с другой – с большой любовью к людям. Хорошим примером для меня стали молитвы некоторых христианских руководителей, с которыми я познакомился благодаря Всемирному Евангельскому Сообществу.

Я помню некоторые публичные молитвы д-ра Мартина Ллойд-Джонса. В особенности мне запомнилось, с каким стыдом я услышал от одной из дочерей Ллойд-Джонса за несколько месяцев до его смерти о том, что он попросил ее сообщить мне, что он постоянно молится за меня. Я не входил в круг его близких друзей, и поэтому для меня было неожиданным его столь обширное молитвенное служение, его посвящение себя ходатайству за служителей Евангелия.

Выбирайте образец для подражания, но выбирайте с особой тщательностью. Вникните в его суть, в смысл его молитв, постарайтесь понять их широту, пламенность, дух, но не копируйте их.

5. Подумайте о памятке молитвенных нужд. Трудно не упустить из виду какую-либо нужду, если молишься за многих людей и при этом не имеешь памятки, которая бы помогла запоминать и людей, и их нужды. Такие памятки могут иметь разные формы. Многие деноминации и миссии и даже некоторые большие поместные церкви печатают свои молитвенные листки. Есть один молитвенный справочник, который на протяжении всего года знакомит вас со всеми странами и регионами, давая важную информацию в сжатой форме, чтобы помочь вам в молитвах. Ценность этого справочника заключается в том, что он способен расширить ваши горизонты и заинтересовать вас мировой церковью и мировыми нуждами. Справочник называется “Операция “Мир” (этот справочник переведен на русский язык. – Прим. пер.).

Многие христиане, которые посвятили себя молитве, считают, однако, что вдобавок к такого рода публикациям полезно составлять свои собственные молитвенные памятки. Это можно делать по-разному. Памятка может быть частью дневника, о котором кратко говорилось выше. Один из методов ведения такого дневника состоит в следующем: в левой колонке записываются молитвенные просьбы вместе с соответствующими отрывками из Писания, а в правой колонке – ответы. Достоинство этого подхода заключается в том, что он дает возможность обдумать и конкретизировать просьбы.

Я использовал то одну, то другую форму молитвенной памятки, но в последние годы я взял за образец памятку Дж.Герберта Кэйна, ветерана миссионерского служения в Китае (1935-1950), который впоследствии стал блестящим учителем миссионеров мирового масштаба. Помимо печатных изданий, к которым я иногда обращаюсь, я использую папку-скоросшиватель. Если я отправляюсь в поездку, то обычно беру ее с собой. На первой странице в папке – список людей, за которых я должен молиться регулярно: это самые близкие мне люди. Моя жена возглавляет список, затем идут мои дети и некоторые родственники, мои близкие друзья, которые живут не только в Америке, но и в других странах мира. Два учреждения указаны в этом списке: наша поместная церковь, частью которой мы являемся, и семинария, в которой я сейчас преподаю. Конечно, содержание моих молитв, связанных с этими людьми и учреждениями, со временем меняется, поскольку меняются жизненные обстоятельства (когда мои дети становятся старше, например, или близкий друг сталкивается с новым призывом в жизни или в служении). Кроме того, под воздействием Писания меняется направленность моих молитв.

Вторая страница в папке – список краткосрочных забот. В них входят предстоящие изменения в служении и разные критические ситуации, о которых я слышал и которые часто относятся к христианам, едва мне знакомым. То ли эти заботы являются чем-то таким, что скоро должно отойти в историю (например, работа над этой книгой!), или они относятся к людям или ситуациям, которые слишком далеки от меня, чтобы мне помнить о них всегда. Другими словами, первая страница отведена для людей, о которых я молюсь постоянно, вторая – для людей и ситуаций, о которых я могу молиться короткий или продолжительный, период времени, но не постоянно. Имена на первой странице не меняются, хотя конкретные нужды меняются часто, появление имен на второй странице в основном сформированы краткосрочными нуждами, и эти имена, как и нужды, часто меняются.

Следующая страница в папке-скоросшивателе посвящена студентам, за которых я несу особую ответственность. Этот список включает в себя сведения из их биографии, замечания об учебной программе, семьях, личных заботах и т.д. Конечно, данный список время от времени меняется.

Остальная часть папки занята письмами – молитвенными и личными, случайными записками с указанием фамилий сверху. Они сложены в алфавитном порядке. Когда я получаю новое письмо, я подчеркиваю в нем то, о чем надо просить в молитве, а потом помещаю это письмо на определенное место в папке. Старое письмо я вынимаю, а на его место кладу новое. Таким образом, в моей молитвенной папке всегда определенный порядок. Когда я отвожу время для ходатайства перед Богом за людей, от которых получил письма и за ситуации, ими описанные, я поступаю так: беру первое письмо сверху и, закончив с ним, кладу его в конец пачки, потом беру второе письмо, которое оказывается сверху, и поступаю с ним точно так же. Таким образом, хотя письма находятся в алфавитном порядке, в разные дни сверху может быть разная буква. Сейчас, когда я пишу эти слова, я вижу, что имена в паке начинаются с букву “F”.

Я не утверждаю, что это самая лучшая система, но мне она подходит, и я доволен ей. Мне не надо расширять папку, мне надо использовать ее чаще. Это система довольно гибка, всегда ориентирована на реальные ситуации. Но самое главное то, что она помогает мне молиться. Я говорю своим студентам, что если они хотят, чтобы я регулярно молился о них после того, как они закончат семинарию, они должны постоянно писать мне письма. Иначе я обязательно забуду большинство из них.

Я считаю, что подобные записи и папки просто необходимы для молитвенной жизни.

6. Хвалите Господа, исповедуйтесь Ему, молите о необходимом, но просьбы согласуйте с Писанием. За этим советом стоят как теоретические, так и практические соображения.

Теоретические соображения можно лучше всего понять, рассмотрев две крайности. Первая: считать, что просить у Бога о материальных благах недопустимо. Он всевластен и не нуждается в наших советах. Если Он – “Совершающий все по изволению воли Своей” (Еф. 1:11), то, конечно, непристойно надоедать Ему такими просьбами. Он не станет перестраивать вселенную из-за того, что какой-то ограниченный, невежественный и грешный человек просит Его об этом. Единственно правильное отношение к Нему – поклонение. Мы должны поклоняться Ему за то, что Он есть и Кто Он есть, за то, что Он делает. Мы должны быть готовы исповедовать свои грехи, потому что мы часто идем не тем путем, который указан Им. Но приносить Ему свои просьбы равносильно полному непониманию того, что есть истинное благочестие. Оно проявляется в подчинении воле Всевышнего, а не в прошении, где мы пытаемся изменить Его волю. Поэтому молитва о материальных благах в лучшем случае – дерзость, а в худшем – ужасное оскорбление всевластного и страшного в Своем гневе Бога. Кроме того, если Бог действительно всевластен, то Он будет делать все, что Он захочет, просят Его об этом или нет. Однако, если христианин рассуждает таким образом, то он практически не отличается от мусульманина. Такое понимание ведет к богословскому детерминизму, если не сказать к фатализму.

Другую крайность можно охарактеризовать словами: “Молитва меняет все”. Прошение – это все. Другими словами, если люди умирают и идут в ад, то это случается из-за того, что вы и кто-то другой пренебрегли молитвой. Разве Писание не говорит: “…не имеете, потому что не просите” (Иак. 4:2)? Поклонение и исповедание, конечно, должны быть обязательно частью молитвы, но они не должны сводиться к простому самоудовлетворению: ведь это здорово – поклониться; можно отдохнуть, исповедуя грехи. Настоящий труд для Бога, однако, требует, чтобы мы боролись с Богом, и восклицали подобно Иакову: “…не отпущу, пока не благословишь меня” (Быт. 32:26). Не просить – значит уклоняться от обязанности христианина. Просьба не только не оскорбляет Бога, она является проявлением почтения, потому что Бог любит давать благословения в ответ на мольбы Своих детей. Если вы не равнодушны в молитвах, часто поститесь, призываете имя Иисуса, проводите несказанно много часов в прошении, то это неизменно, как полагаете вы, приведет к тому, что с неба польются реки благословений. Если христианин рассуждает таким образом, то он находится в опасности превратить молитву в магию: где соответствующее заклинание дает нужный результат.

Ни одна из этих крайностей не отвечает требованиям библейской молитвы, и обе упрощают Бога. Я вернусь к этому вопросу в 9 и 10 главах. Предвосхищая содержание этих глав, отмечу, что Библия одновременно изображает Бога и как абсолютно всевластного, и как слышащего молитвы и отвечающего на них. Пока мы не усвоим это и не научимся действовать одновременно в свете этих двух истин, то не только наше понимание Бога будет неправильным, но и молитва наша будет находиться между покорным фатализмом, когда ни о чем не просят, и наглым вымогательством, в котором нет и капли настоящего доверия Богу.

Даже небольшое знакомство с истинным Богом, отразившим Себя на страницах Святого Писания, показывает, что Он абсолютно всевластный и одновременно личностный и откликающийся на молитвы. И Библия дает нам много примеров хвалы и преклонения и не меньше примеров обращений к Богу с просьбами. Христианская молитва особенно отмечена прошением, ибо такая молитва раскрывает истинное положение дел. Она напоминает верующему, что Бог – источник всякого блага, а люди – полностью зависимые, нуждающиеся во всем, существа.

Из многочисленных моделей, которые помогают совместить обе точки зрения , модель межличностных отношений отца с сыном – одна из самых убедительных. У мальчика к отцу может быть несколько просьб. Отец может дать ему что-то сразу, а что-то несколько позже, он может отклонить третью просьбу вообще и выполнить четвертую при определенных условиях. Гарантии исполнения всех просьб у мальчика нет. Отец может отказать мальчику в чем-то, потому что знает, что так будет лучше для самого ребенка. Он может повременить с удовлетворением просьбы ребенка до тех пор, пока мальчик не попросит правильно. Но при всем этом отцом руководит желание помочь сыну и иметь общение с ним, а не просто давать ему какие-то вещи. Давать – это только часть общения. Отец с сыном могут просто наслаждаться совместной прогулкой. Сын часто говорит с отцом не для того, чтобы получить или даже узнать что-то, а просто потому, что ему приятно быть вместе с ним.

Конечно, ни одна из земных аналогий не совершенна. Тем не менее крайне важно помнить, что молитва – это не магическое заклинание и что Господь есть Бог как отвечающий на молитвы, так и абсолютно всевластный и неизменный. Поклонение предпочтительнее просьбы, но любая настоящая молитва, обращенная к Богу Библии, всегда будет содержать прошение. Нельзя забывать о сокрушении, об исповедании своих грехов; нельзя забывать обращать свое внимание на Его любовь и долготерпение, просто на Его великолепное естество. Надо приходить к Нему с радостью и желанием прославить. Разнообразие молитвенного обращения к Богу, отраженное в Писании, должно быть в наших молитвах.

В добавок к “теоретическим” рассуждениям (как я назвал их) рассмотрим некоторые практические вопросы. Если Тот, Кому мы молимся, именно такой Бог, каким я Его описал, тогда мы не можем думать о Нем в молитве ни как фаталисты, ни как шаманы. Мы должны воспринимать Его как личность и, как следствие этого, строить свои взаимоотношения с Ним как с личностью. Верующий просит о чем-то своего небесного Отца лишь потому, что так решил Господь. А Господь решил, что многие благословения мы будем получать только через молитву. Молитва – это определенное Им средство передачи благословений Своему народу. Это означает, что наша молитва должна строиться согласно Его воле, в соответствии с Его ценностями, Его характером и Его целями, мы должны просить выполнения Его собственных обещаний. Но как мы можем добиться этого?

Как мы можем постигнуть волю Божию, Его ценности и характер? Как узнать, что угодно Его святой воле и что Он обещал Своим детям? Верным помощником в познании всего этого выступает Писание, которое Он милостиво дал нам. Это означает, что во время молитвы, когда мы просим Бога о материальном, мы должны стараться основывать на Писании все наши прошения. Это очень важный шаг с практической точки зрения.

Я уже писал о моем первом молитвенном опыте. Он начался тогда, когда пастор пригласил меня молиться с ним по понедельникам вечером. Это было началом моей учебы. Я не буду повторять рассказ об этом. От него, однако, я узнал, что один из самых важных элементов прошения заключается в том, чтобы обдумывать в свете Писания, каких просьб ожидает от нас Бог.

Пренебречь этим – значит молиться впустую, молиться без надежды быть услышанным. Это не такой уж пустяк. Вдумчивая, взвешенная молитва – результат растущего понимания того, что говорится в отдельных частях Библии и в Библии в целом. Например, о чем мы должны конкретно молиться в отношении членов своей семьи и почему? Близкий нам человек смертельно болен. О чем мы должны молиться и почему? Об исцелении? Об освобождении от боли? О сохранении веры до конца? О смирении и принятии происшедшего? Есть ли разница между людьми, которым 75 лет и 29 лет? Почему? Есть ли такие вещи, о которых мы должны в смирении молить Бога, и такие, о чем мы можем просить смело и уверенно? Если да, то как определить, что к какой категории относится?

Обладая знанием Писания и многолетним опытом молитвы, я убедился, что на эту тему можно написать очень объемную книгу. Но как бы хорошо эта книга ни была написана, в ней останутся неразрешенные вопросы, потому что эффективная молитва – это плод общения с Богом, а не методика получения благословений. Кроме того, есть много ситуаций, когда мы просто не знаем, о чем молиться. Придет день, и однажды прилежный в молитве христианин узнает, что имел в виду апостол Павел, когда писал: “Также и Дух подкрепляет (нас) в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией” (Рим. 8:26-27). Поскольку никто из нас не знает Писания в совершенстве, то и молитвы наши не всегда соответствуют воле Божьей, но Святой Дух помогает нам, ходатайствуя за нас неизреченными воздыханиями перед Отцом, в то время как мы, христиане, молимся.

Основывать все просьбы на Писании – задача не из легких. Христиане, приобретая молитвенный опыт, обнаружат, что есть много ситуаций в молитве, когда им просто надо положиться на ходатайство Святого Духа. Но, согласившись с этим, – а я бы настойчиво призвал не отвергать мысль о ходатайстве Святого Духа – по-прежнему очень важно следовать библейскому водительству в молитве. Как же иначе мы узнаем, чего ждет от нас наш Отец небесный?

7. Работайте над публичными молитвами. Если вы несете духовное служение, работайте над своими публичными молитвами. Неважно, работаете ли вы учителем воскресной школы, руководите маленькой христианской группой или являетесь пастором: если где-нибудь вы молитесь публично в качестве руководителя, тогда усердно работайте над своими молитвами.

Некоторые люди считают, что такой совет даже греховен. Это как будто призыв работать на публику. Если я обращаюсь к Богу, то почему я должен думать о том, как я выгляжу в глазах людей? Но такое возражение в данном случае неуместно. Конечно, если нам надо выбирать между угождением в молитве Богу и угождением другим людям, то мы без колебаний должны выбрать первое. Но сейчас речь идет не об этом. Вопрос состоит в том, чтобы достойно наставлять и назидать людей, а не угождать им.

Последняя инстанция в этом вопросе для нас Сам Господь Иисус Христос. У гроба Лазаря, после того как камень был отвален, Он обратил взор к небу и помолился: “…Отче! благодарю Тебя, что услышал Меня; Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня” (Ин. 11:41-42). Сам Иисус Христос отмечает, что молитва была произнесена именно для того, чтобы ее услышали и земные слушатели.

Я хочу сказать, что, хотя наши публичные молитвы обращены к Богу, они обращены к Нему так, что у других людей есть возможность услышать их. Конечно, если молящийся больше озабочен тем, чтобы произвести впечатление на земных слушателей, а не тем, чтобы достойно обратиться к Богу, то он превращается в лицемера. Именно поэтому Иисус так резко осуждает публичные молитвы Своего времени и говорит о приоритетности тайной молитвы (Мтф. 6:5-8). Однако это не означает, что публичным молитвам совсем нет места в нашей жизни. Рождаясь из тайной тихой молитвы, такая молитва может многому научить слушателей, но в то же время быть обращенной только к Богу. А каковы мои молитвы, когда я публично обращаюсь к Богу, не забываю ли я о людях, которые слышат меня?

Другими словами, публичная молитва – это педагогическая молитва, призванная наставить, ободрить или направить всех тех, кто слушает ее. На литургических богослужениях звучат довольно искусно построенные молитвы, но в них не хватает живого общения, спонтанности. В то же время во многих евангельских церквах, в которых нет литургического служения, молитвы, тем не менее, настолько предсказуемы, что в них спонтанности не более, чем в написанных молитвах, и к тому же, они далеко не так благозвучны. Тщательно продуманный подход к молитве поможет избежать указанных двух крайностей. Это не означает, что я советую записывать каждое слово молитвы (хотя и это может оказаться полезным). Но продумать предстоящую молитву, спланировать и придать ей направленность – крайне важно.

Публичная молитва – это не только честь, но и ответственность. В прошлом столетии великий английский проповедник Чарльз Сперджен был не против уступить свою кафедру другим служителям, и они проповедовали в его церкви даже тогда, когда он не был в отъезде. Но когда подходило время для “молитвы пастора”, он всегда молился сам. Это решение не проистекало из священнической убежденности в том, что его молитвы были лучше молитв других людей. Скорее, оно было вызвано любовью к своему собранию, его высокой оценкой значения молитвы, его убеждением, что публичная молитва – это не только ходатайство перед Богом, но и наставление, назидание и ободрение святых.

В молитвенном наставлении более важную роль играют не лекции, а пример. Хорошей молитве легче научиться, услышав ее, чем, прочитав ее, записанной в книге. Если справедливо утверждение, что нам необходим пример, то верно и другое: мы сами ответственны за то, каким примером являемся для других. Поэтому молитесь ли вы дома или на служении, молитесь ли вы в маленьких группах по разбору Библии или на больших собраниях, работайте над своими публичными молитвами.

8. “Молитесь до тех пор, пока не начнете молиться”. Это совет пуритан. В данном случае он не означает, что мы в молитвах должны отличаться особой настойчивостью, хотя и эту мысль Писание подчеркивает постоянно. Илия, который молился в соответствии с волей Божьей, семь раз обращался к Господу, прежде чем на небе появилась маленькая тучка. Господь Иисус Христос о необходимости настойчивой молитвы рассказывал в притчах, например в Евангелии от Луки 11:5-13. Если каким-то поколениям христиан надо было понять, что Бога особенно не впечатлишь длинными витиеватыми молитвами и что Он не расположен к благословению тогда, когда мы болтливы, то нам, наоборот, надо осознать, что Бога не поразить краткостью, которая порой превращается в наглое пренебрежение Его присутствием. Наше поколение, без сомнения, должно научится упорству в молитве, и к этому я еще вернусь в последующих главах. Но все-таки упорство – это не совсем то, что имели в виду пуритане, когда советовали друг другу “молитесь до тех пор, пока не начнете молиться”.

Они имели в виду, что молитва должна быть достаточно продолжительной, для того чтобы христианин мог преодолеть барьер формализма. Очень часто, когда у нас нет времени сосредоточиться на молитве, она из средства общения с Богом превращается в формальность. Для того чтобы ощутить дух молитвы, в нее надо погрузиться на определенное время. Если мы “молимся до тех пор, пока не начнем молиться”, то в конце концов придем к наслаждению присутствием Бога, к покою в Его руках и желанию исполнить Его волю. Только через молитвенный труд можно понять, что имел в виду Иуда, когда призывал читателей своего послания “молиться Духом Святым” (Иуд. 20); его слова означают, что возможно молиться не в Духе.

Похожая мысль содержится в стихотворении неизвестного автора, которое цитирует К.С.Льюис:

Они твердят мне вновь и снова, 

Что это сон мой нездоровый, 

Когда я говорю с Тобой, 

А слышен голос только мой.

Да, я согласен, так бывает:

Твое я имя призываю, 

Хочу Тебе излить себя, 

Но пуст колодец у меня.

Тогда меня Ты Сам спасаешь, 

Меня Ты слушать прекращаешь, 

В косноязычные уста 

Влагаешь новые слова.

Мне кажется, что говорим мы оба, 

На деле ж речь моя – речь Бога.

Единый, вечный, мудрый Он, 

И я – Его реальный сон.

Как отмечает сам Льюис, образ “сна” попахивает пантеизмом “и скорее всего был включен ради рифмы”. Несомненно, неизвестный автор лучше разбирался в поэзии, чем в богословии. Но в этих словах есть нечто важное. Если “Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению” (Фил. 2:13), то, конечно, Он помогает Своим Духом и в молитвах. Каждый христианин, который освоил основы молитвы, убедился в этом на своем опыте, по крайней мере, хотя бы отчасти. Пуритане имели богатый молитвенный опыт. Именно поэтому они поощряли друг друга “молиться до тех пор, пока не начнут молиться”. Этот совет не должен стать новой традицией, возведенной в ранг закона. В Библии есть удивительные примеры очень кратких молитв (например, Неем. 2:4). Но все же мы остро нуждаемся в этом совете, потому что многие из нас в своей молитве напоминают мальчишек-хулиганов, которые звонят в квартиру и быстро убегают.

Итак, молитесь до тех пор, пока не начнете молиться.

Это те уроки, которые я извлек из опыта других христиан. Но я не хочу, чтобы у вас хотя бы на мгновение создалось впечатление, что они являются правилом или руководством к действию. Хорошо об этом сказал Пакер: “Я начну с очевидного. Молитвенная жизнь похожа на брак: в ней есть общие черты, характерные для всех, и уникальные детали, которые не свойственны ни одному другому христианину. Вы – это вы, я – это я, и каждый из нас должен идти своим путем с Богом, и нет такого молитвенного рецепта, который мог бы выступить для нас в роли журнала “Сделай сам” или поваренной книги, которые утверждают, что если вы точно будете следовать инструкциям, то обязательно добьетесь успеха. Молиться – это не плотничать или кашеварить; молиться – значит активно быть в личных отношениях, в доброй дружбе с живым Богом и Его Сыном Иисусом Христом, а эти отношения в большей мере находятся не под нашим, а под божественным контролем. К книгам о молитве, как и к брачным руководствам, надо относиться без рабского суеверия, как будто совершенство методики избавит вас от всех проблем; цель таких книг – предложить попробовать что-то сделать. Но как и в прочих близких взаимоотношениях, в молитве надо методом проб и ошибок выяснить, что для вас подходит; а научиться молиться можно только через саму молитву. Кто-то говорит больше, кто-то меньше; кто-то постоянно молится вслух, кто-то предпочитает поклоняться Богу в молчании; кто-то сводит молитву к глоссолалии (глоссолалия – поток неосмысленных звуков. – Прим. пер.), другие намеренно следят за тем, чтобы не делать этого; тем не менее мы все можем молиться так, как Бог предназначил нам молиться. Единственное правило – держаться библейского водительства, и в рамках этого водительства, как сказал Джон Чэпмен, “молись, как можешь, и не пытайся молиться так, как не можешь”.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий