Прилагать усилия для достижения небес

И, наконец, мы должны прилагать усилие, чтобы достигнуть неба, ибо “Царство Небесное силою берется”. Хотя небеса даются нам даром, но, тем не менее, мы должны прилагать усилия, чтобы достичь их. Ханаан был дан Израилю даром, но им пришлось сражаться с хананеями. Не ленивое желание или сонная молитва приведут нас на небеса, – мы должны прилагать усилие. Поэтому в Писании наша искренность в стремлении к небесам показана с помощью таких аллегорий и метафор, которые подразумевают усилие.
Иногда мы должны прилагать усилия посредством сильного стремления души. Христос сказал: “Подвизайтесь войти сквозь тесные врата” (Лук. 13:24). В греческом языке это слово имеет значение: “стремитесь, испытывая сильную внутреннюю боль”. Иногда это усилие означает борьбу, которая подразумевает проявление нашей силы. Именно так мы должны бороться с телом греха и с силами ада (см. Еф. 6:12).
А иногда употребить усилие означает пробежать ристалище. Апостол Павел предлагает нам: “Так бегите, чтобы получить” (1 Кор. 9:24). Перед нами длинный забег от земли до небес, но слишком мало времени для бега; скоро будет заход солнца. Поэтому и сказано: “так бегите”. При участии в забеге нужно не только отложить все тяжести, которые мешают бежать, но и приложить все силы, которые имеет наше тело, напрячь каждый сустав, на который человек может надавить со всей стремительностью, для того чтобы завладеть наградой К-М-С.РУ. Именно так апостол Павел стремился к достижению цели (см. Фил. 3:14).
Увы, где сейчас можно найти святое усилие? Многие сделали себя недостойными бежать это благословенное ристалище; они опьянены удовольствиями этого мира. А пьяный человек не в состоянии совершать забег.
Некоторые христиане пренебрегают участием в этом забеге, который длится всю жизнь. Когда приблизятся болезни и смерть, – тогда они хотели бы начать свой забег. А больной человек с трудом подходит даже для того, чтобы ходить, а еще меньше – чтобы делать забег на ристалище. Я признаю, что истинное покаяние никогда не бывает слишком поздним, но когда человек может с трудом пошевелить своей рукой, или поднять свои глаза, – то это совсем неподходящее время для того, чтобы начинать забег от земли до небес.
Такое искреннее стремление христианина к небесам сравнивается с борьбой, которая подразумевает применение силы, поэтому апостол Павел говорит Тимофею: “Подвизайся добрым подвигом веры” (1 Тим. 6:12). Нам недостаточно быть делателями, мы должны быть воинами. Конечно, на небесах наша броня будет висеть, как символ победы, но сейчас dies praelii Латинское выражение (прим. ред.), то есть “день битвы”, и мы должны подвизаться добрым подвигом веры. Как Ганнибал силой прокладывал путь для своей армии через Альпы и отвесные скалы, так и мы должны силой прокладывать наш путь на небеса. Мы должны не просто молиться, а молиться усиленно (см. Иак. 5:16). Это и называется – прилагать усилие, чтобы достигнуть небес.
Вот несколько причин, по которым мы должны прилагать усилие для достижения небес.
Это – Божья заповедь, не допускающая никаких исключений. Бог установил закон, согласно которому всякий, вкушающий плоды рая, должен вкушать их в поте лица своего. Апостол Петр говорит нам: “…Более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание” (2 Петр. 1:10).
Это – Божий декрет. В Своем вечном постановлении Бог объединил конечную цель и средства для ее достижения вместе: борьбу и вхождение в небеса, забег и венец. Теперь человек не может больше думать, что он придет на небеса, не прилагая усилий; он не должен думать, что сможет придти к конечному пункту своего путешествия, если он никогда так и не сделал ни единого шага по этой дороге. Кто ожидает урожая, не вспахав и не посеяв? Как мы можем ожидать урожая славы, не приложив никакого труда? Хотя наше спасение, что касается Христа, – это приобретение, но, что касается нас – то это завоевание.
Мы должны прилагать усилие для достижения небес, так как это тяжелая работа – овладеть царством. Прежде всего, мы должны сначала выйти из другого царства, – царства тьмы (см. Деян. 26:18). Трудно выбраться из своего естественного природного состояния, но когда это сделано и мы уже отрезаны от дикой маслины и привиты ко Христу, то тогда у нас появляется новая работа: умерщвлять наши новые грехи, противостоять нашим новым искушениям, стимулировать обретение новой благодати от Господа. Христианин должен не только приобретать веру, но и идти “от веры в веру” (Римл. 1:17). Это не может быть сделано без употребления усилия.
Мы должны прилагать усилие для достижения небес, так как против нас совершаются насильственные нападения. Нам противостоят наши собственные сердца. В этом и заключается странный парадокс: человек естественно желает счастья, но в то же время противится этому; он желает быть спасенным, но, тем не менее, ненавидит то святое усилие, которое может спасти его.
Все силы ада противостоят нам. Сатана стоит по правую руку от нас – так, как он делал это с Иисусом, сыном Иоседековым (см. Зах. 3:1). Разве не важно спасти свои души, если змей собирается поглотить их? Без сильных желаний мы никогда не сможем противостоять сильным искушениям.
Мы должны применять усилие для достижения неба, так как это вопрос величайшей важности для христианина. Человек никогда не будет ломать голову по незначительным вопросам, а лишь по тем проблемам, которые касаются безопасности его жизни и имущества. Если мы задумаемся о том, что мы должны спасать – а спасать мы должны наши драгоценные души – то придем к выводу, что для этого необходимо приложить усилия.
Какие усилия мы прилагаем для того чтобы накормить и украсить наше тело, которое является более грубой частью нашего существа? О, тогда какое же усилие мы должны употребить для того, чтобы спасти душу? Тело – это всего лишь, образно говоря, глиняный ободок драгоценного камня, а душа – это сам бриллиант. Душа – это зеркало, в котором можно увидеть образ Божий. В душе присутствуют некоторые тени и неясные образы божественности. Если Христос считал, что душа стоит того, чтобы пролить за нее Свою кровь, то, может быть, и нам стоит подумать о том, чтобы трудиться в поте лица своего ради спасения своей души.
Подумайте о том, что мы приобретем, употребляя это усилие? Мы приобретаем царство. Какую силу применяет люди для достижения земных венцов и империй! Люди готовы ступать по крови, чтобы только получить корону. Небеса – это то царство, которое должно заставить нас также бороться за него, – Non ad sudorem tantum sed san-guinem [Латинское выражение], то есть, “не только до пота, но и до смерти”. Надежда на царство (как говорит Бейзил) должна проводить христиан жизнерадостными через все труды и страдания.
Мы должны употреблять усилие для достижения неба из-за нашей склонности и предрасположенности к возрастанию апатии в религиозной жизни, которая присуща всем людям. Когда люди испытывают побуждение к исполнению своих религиозных обязанностей, то они подвергаются опасности вновь стать мертвыми. Когда они воспламеняются от огня церковных установлений, то они склонны к тому, чтобы вновь замерзнуть; поэтому люди, все-таки, должны употреблять силу.
Наше сердце, подобно часам, склонно к тому, чтобы истощаться; поэтому необходимо постоянно поддерживать его молитвой и духовными размышлениями. Огонь религиозности в нашем сердце скоро затухнет, если его не возгревать. Личный опыт христианина, свидетельствующий о его собственном непостоянстве в совершении добрых дел, является достаточной причиной для того, чтобы постоянно побуждать самого себя к употреблению святого усилия.
Если мы должны употреблять это святое усилие, то это доказывает нам, что человеку совсем нелегко представить себе, что он достигнет небес. Существует так много библейских предписаний, которым нужно повиноваться; так много обетовании, которым нужно верить; так много препятствий, которых нужно избегать, – что, кажется, сложно быть спасенным. Некоторые представляют себе, что к небесам ведет прекрасный, легкий путь; что для достижения неба достаточно иметь лишь ленивое желание, пролить предсмертную слезу, – но взятый нами текст Писания говорит нам о том, что для этого нам нужно прилагать усилие.
Увы, очень много труда нам нужно употребить, нам нужно изменить предвзятость нашего собственного сердца! По природе человеку не только не хватает Божьей благодати, но он ненавидит ее. Он имеет отравленный злобой дух, направленный против добродетели, и враждебно настроен против преобразующей силы Божьей благодати. Разве легко, чтобы невозрожденное сердце родилось свыше, чтобы гордое сердце стало смиренным, чтобы земное сердце стало небесным? Разве может это быть сделано без применения силы? Христианский путь – это восхождение на гору, ведущую к небесам, и, прежде чем мы доберемся до вершины этой горы, нам придется идти туда в поте лица своего.
Конечно, ад можно взять без штурма. Ворота ада подобны железным воротам (см. Деян. 12:10), которые открываются сами собою. Но если мы пробираемся к небесам, то мы должны с силой прокладывать свой путь; мы должны оросить его вздохами и слезами и иметь подъемную лестницу веры, чтобы взять небеса штурмом. Мы должны не только трудиться, но и сражаться – подобно тем иудеям, которые строили стены Иерусалима: – “…Одною рукою производили работу, а другою держали копье” (Неем.4:17).
Христианину заповедано совершать искреннее, сердечное служение; он должен противостоять целой армии своих похотей, каждая из которых сильнее Голиафа. У христианина нет времени для праздности. Он должен либо молиться, либо бодрствовать, – находясь либо на вершине, либо в долине: на вершине веры, или в долине смирения.
Мирские вещи также не приобретаются без труда, – например, тяжелая работа в магазине или труд до пота возле печи, – и неужели мы думаем, что небеса можно приобрести, не приложив труда? Разве люди копают землю только для того, чтобы иметь червей, а не золото? Те, кто находятся на небесах, заняты трудом; еще больше должны трудиться те, кто ходит по земле.
Ангелы – это “служебные духи” (Евр. 1:14). Крылья серафимов имеют таинственный смысл; они показывают нам, как они быстры в служении Богу. Если ангелы на небесах заняты благородной и почетной работой, то какими трудолюбивыми должны быть мы, которые еще только идем на гору Божью и еще не достигли состояния славы! Разве работа спасения так легка? Может ли человек спастись одним прыжком? Может ли он выпрыгнуть из объятий дьявола прямо в лоно Авраамово? О, нет, для этого необходимо употреблять усилие!
Некоторые считают, что благодать, данная им даром, спасет их, но это не так, ибо для обретения спасения мы должны использовать данные нам средства. Бодрствуй и молись!
Некоторые говорят, что Божьи обетования приведут их на небеса, но обетования Слова Божия нельзя отделять от библейских заповедей. Обетование говорит нам о венце, но заповедь говорит о вере. Апостол Павел говорит нам: “Так бегите” (1 Кор. 9:24). Обетования даны нам для того, чтобы ободрять нас в вере, а не для того, чтобы лелеять бездеятельность.
Но некоторые люди говорят: “Христос умер за грешников”; поэтому они оставляют Ему совершать все для них, а сами не делают ничего. Если бы это было так, то тогда взятый нами текст Писания считался бы устаревшим и все увещевания Писания о том, чтобы мы проявляли старания и осуществляли успешную борьбу веры, были бы напрасны.
Наше спасение стоило Христу крови, нам оно будет стоит пота. Лодка может точно также добраться до берега без усилий гребцов, как и мы можем достичь небес, не употребляя силы. Это показывает нам огромную ошибку невежественных людей, которые считают, что для спасения достаточно лишь кое-какого исполнения своих духовных обязанностей, совершаемых при этом небрежно и поверхностно.
Взятый в основание книги текст Писания говорит нам, что мы должны прилагать усилия, побуждая себя к молитве. Невежественные же люди считают, что для достижения спасения человеку достаточно вслух произнести лишь несколько слов, даже если в это самое время наше сердце остается духовно спящим. Что же тогда означает прилагать усилия?
Христос был “в борении”, когда молился (Лук. 22:44). Многие, когда молятся, скорее находятся в состоянии летаргического сна, чем в борении. Иаков боролся с ангелом в молитве (см. Быт. 32:24). На горящие угли необходимо было класть благовонные курения (см. Лев. 16:12). Благовония были прообразом молитвы, а благовония на горящих углях были прообразом рвения в молитве. Немногие знают, что означает горячий дух молитвы или что значит, когда тебя переполняют чувства. Что же касается людей этого мира, то все они горят каким-нибудь огнем, но когда дело касается молитвы, то они превращаются в лед.
Усилия необходимо употреблять, когда мы слушаем Слово Божие. Многие люди считают, что для них достаточно доставить свои тела на собрание, но они никогда не заглядывают в свои сердца. Они удовлетворяются тем, что были в церкви, хотя там они не были с Богом. Другие идут на проповедь, как на биржу, чтобы услышать новости; новые религиозные идеи доставляют их воображению наслаждение, но они не воспринимают Слово Божие, как вопрос своей жизни и смерти. Они не приходят для того, чтобы в церковных священнодействиях встретиться со Христом, – чтобы испытать дыхание Его Духа и исполнение Его любовью.
Увы, как мало проявлений усилия для достижения небес наблюдается в большей части человеческого поклонения! Во всех жертвах закона присутствовал огонь. Как может быть принято Богом такое наше служение, в котором нет огня, в процессе которого человек не употребляет усилие?
Если для достижения небес необходимо прилагать усилия, тогда это также показывает нам, насколько опасна сдержанность и медлительность в религиозной жизни. Усилие и медлительность – две несовместимые друг с другом вещи. Безусловно, медлительность в мирских вещах достойна похвалы. Здесь мы должны сдерживать свои желания и пользоваться миром, как будто мы им не пользуемся (см. 1 Кор. 7:31). Мы можем, как Ионафан, опустить конец палки в мед, но не должны погружать ее слишком глубоко. В этом смысле умеренность хороша, но умеренность в вопросах практического благочестия греховна, она противоположна применению усилия.
Умеренность в общепринятом смысле этого слова означает быть не слишком ревностным, то есть быть не слишком горячим в стремлении к небесам. Умеренность означает желание человека не рисковать в религиозной сфере и не идти далее той точки, где вера еще могла бы сосуществовать с самосохранением. Как сказал король Наварры Беза, что он согласился бы выйти в море, но не дальше того места, где он был бы еще уверен, что в безопасности вернется на землю. Занимать удобную позицию является основным правилом в мировоззрении политика.
Умеренность в мирском смысле – это придерживаться нейтралитета. Умеренный человек находит середину между строгостью и вседозволенностью; он и не за распутство, и не за чистоту. Кальвин посоветовал Меланхтону не называть себя умеренным до тех пор, пока он, наконец, не потеряет всю свою ревность. Состояние равнодушия в вопросах веры и приложение усилий в стремлении к небесам очень далеки друг от друга. Поэтому Писание говорит: “Итак будь ревностен и покайся” (Откр. 3:19).
Если кто-нибудь спросит нас, почему мы такие горячие и ревностные, скажем им, что это ради Царства Божия. Если кто-нибудь спросит нас, почему мы так спешим по путям веры, то мы скажем, что бежим на нашем ристалище к небесам, а мягко умеренный темп бега обречен на то, что бегущий никогда не выиграет приз. Умеренность в духовной жизни приведет к тому, что многие потеряют небеса, ибо они недостаточно торопились; они пришли слишком поздно, как неразумные девы, когда дверь уже затворилась.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий