Необходимо прилагать усилия в наших молитвах

Третья обязанность, в отношении которой мы должны прилагать усилия к самим себе, – это молитва. Молитва – это та обязанность, которая поддерживает течение нашей духовной жизни. В то время, когда мы либо соединяемся в молитве с другими людьми, либо молимся в одиночестве, мы должны использовать святое усилие; не красноречие, а усилие в молитве переносит ее прямо к престолу Бога. Теодорус однажды сказал о Лютере: “Я нечаянно услышал его молитву, но, великий Бог, сколько жизни и сколько духа было в его молитве! В ней было так много благоговения, как будто он говорил с Богом, и в то же время – столько доверия, как будто он говорил с другом”. Мы должны вначале хорошо воодушевить свое сердце, чтобы начать молиться, а затем воодушевить себя в молитве.
Итак, во-первых, мы должны подготовить свое сердце к молитве, как и написано: “Если ты управишъ сердце свое, и прострешь к Нему руки твои” (Иов. 11:13). Эта подготовка нашего сердца достигается посредством святых мыслей и воздыханий. Музыкант всегда вначале перед игрой настраивает свой инструмент.
Во-вторых, мы должны воодушевлять свое сердце непосредственно в процессе молитвы. Молитва – это состояние, когда наш ум и наша душа возносятся прямо к Богу, поэтому молитва не может совершаться правильно, если человек не прилагает усилия в отношении самого себя. Названия, данные в Священном Писании молитве, подразумевают употребление усилия. Она названа борьбой (см. Быт. 32:24) и изливанием души человека перед Господом (см. 1 Цар. 1:15), – оба эти названия подразумевают горячее состояние молящегося. Чувства так же необходимы в молитве, как и способность человека ее изложить. Апостол говорит об эффективной горячей молитве, что по смыслу предполагает приложение усилий.
УВЫ, как далеки от приложения усилий к себе в молитве те, кто приносит Богу мертвую, бесчувственную молитву. Бог никогда не принял бы в жертву слепое (см. Мал. 1:8). Принести в жертву слепое – это то же самое, что принести мертвое. Некоторые наполовину спят, когда молятся, а сможет ли когда-нибудь спящая молитва разбудить Бога? Есть и такие среди молящихся, которые сами не помнят своих собственных молитв, – почему же они думают, что Бог будет помнить их? Богу больше всего нравятся те молитвы, которые горячо кипят чувствами и изливаются из искреннего сердца.
Как далеки от приложения усилий те молящиеся, кто приносит Богу отвлеченную молитву! Молясь, они думают о своем бизнесе и своей торговле. Однако, как может хорошо выстрелить тот, кто смотрит мимо цели? “…Сердце их увлекается за корыстью их” (Иез. 33:31). Многие возносят в своих молитвах свои финансовые счета, как Хирам (царь Тирский) однажды жаловался относительно себя. Как это может понравиться Богу? Потерпел бы король, чтобы его подчиненный, передавая ему прошение и разговаривая с ним, играл бы перышком?
Когда мы направляем наши сердца с определенной целью к небесам, то как часто они мешкают и отвлекаются по дороге? Если это так, мы должны краснеть от стыда. Для того чтобы мы могли прилагать по отношению к себе усилия и своим рвением оперить крылья молитвы, то, о чем мы молимся, должно иметь надлежащую ценность для нас.
Задумайтесь о величии Бога, с Которым мы имеем дело. Он видит, как мы ведем себя в молитве, – глубоко ли мы взволнованы тем, о чем мы молимся. Б притче сказано: “Царь, вошед посмотреть возлежащих, увидел там человека” (Матф. 22:11). Точно так же, когда мы идем молиться, Царь славы приходит, чтобы посмотреть, в каком мы находимся состоянии. У Него есть окно, с помощью которого Он смотрит внутрь сердца человека, и если Он видит мертвое сердце, то Он может стать глухим, чтобы не слышать молитвы такого человека. Ничто не может разгорячить Божий гнев быстрее, чем холодная молитва.
Молитва без рвения и усилия – это не молитва; скорее это простой разговор, а не молитва. Безжизненная молитва является молитвой не более, чем изображение человека – человеком. Произнести молитву – не значит помолиться; Асханиус научил своего попугая молитве “Отче наш”. Амброуз хорошо сказал о молитве: “Жизнь и чувство долга окрестили ее и дали ей имя”. И именно усилия и борьба чувств делают обращение человека к Богу молитвой, в противном случае – это не молитва. И тогда человек может сказать, как некогда сказал фараон: “…Мне снился сон…” (Быт. 41:15).
Рвение и сила чувств в молитве больше соответствуют природе Бога, чем холодное равнодушие. Он есть Дух (см. Иоан. 4:24), и, безусловно, что молитва, полная жизни и духа, является приятной для Бога жертвой, которую Он любит вкушать, как и написано: “духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом” (1 Петр. 2:5). Духовность и рвение в исполнении наших духовных обязанностей подобны парам вина, которые составляют более изысканную часть напитка. Телесные упражнения приносят мало пользы. Не увеличение объема легких, а страстность желания составляют музыку, приятную для Божьих ушей.
Подумайте о жизненной необходимости для нас всего того, о чем мы просим Бога в молитве. Мы приходим, чтобы просить благосклонности у Бога, но если мы не испытали Его любви, то все, в чем мы находим удовольствие, является проклятием для нас. Мы молимся о том, чтобы наши души могли быть омыты кровью Христа, но если Он на самом деле не омывает нас, то мы не имеем части в Нем. Эти Божьи милости так важны для нас, что если Бог откажется от нас, – то мы погибли навеки. Какие же, в таком случае, мы должны прилагать усилия, чтобы молиться! В каком случае еще человек может быть таким искренним, как не тогда, когда он умоляет Бога о даровании ему жизни?
Давайте будем побуждать себя к тому, чтобы прилагать усилия в молитве, будучи убежденными в том, что Бог желает нам дать то, о чем мы просим. Если бы сын просил у отца только то, что отец хотел бы дать ему, то он был бы более горяч в своих просьбах. Мы идем к Богу для того, чтобы получить прощение грехов, и для Него нет более приятного труда, чем ставить на нас печать прощения. Он любит миловать (см. Мих. 7:18). Мы молимся Богу, чтобы наше сердце было святым, – и эта молитва соответствует Его воле, “Ибо воля Божия есть освящение ваше” (1 Фес. 4:3). Мы молимся о том, чтобы Бог дал нам сердце, которое любило бы Его. Как, должно быть, приятна такая просьба Богу!
Таким образом, если есть что-то, что могло бы побудить человека к молитве и что могло бы перенести эту молитву в огненной колеснице к небесам, то это знание того, что мы молимся о том, что Бог желает нам дать с большей готовностью, чем та готовность, с которой мы просим об этом Бога.
Милость Божия может быть дарована нам только через молитву. Эта милость куплена кровью Иисуса Христа, но она может быть передана нам через молитву. Все обетования Божьи являются Его обязательствами, данными нам, но молитва делает эти обязательства доступными для нас. Господь сказал Израилю, какими богатыми милостями Он осыплет их; Он пообещал привести их в родную землю и дать им новые сердца (см. Иез. 36).
Но это дерево Божьих обетовании не уронит своих плодов до тех пор, пока рука молитвы не потрясет его. “.. .Вот, еще и в том явлю милость Мою дому Израилеву, умножу их людьми, как стадо” (Иез. 36:37) [В английском переводе Библии этот стих звучит так: “Я также позволю дому Израилеву просить Меня, чтобы Я умножил их людьми, как стадо” (прим. ред.)]. Грудь Божьей милости переполнена, но молитва должна привлечь расположение Бога. Конечно, если все другие пути закрыты, то без молитвы ничего хорошего не получится. Как же, в таком случае, мы должны налегать на это, образно говоря, весло нашей молитвы и с помощью святого усилия побуждать себя привлечь внимание Бога к своей нужде!
Только усилие и ревность духа в молитве присоединяют к ней обетование милости: “…Стучите, и отворят вам” (Матф. 7.7). Стучать – это связанное с употреблением силы действие. Эдилы [Эдил – должностное лицо в Древнем Риме, ведавшее надзором за строительством, содержанием храмов, водопроводом, раздачей хлеба и др. (прим. ред.)] в Римской империи всегда держали свои двери открытыми для того, чтобы все, у кого было какое-либо прошение, имели свободный доступ к ним. Сердце Бога всегда открыто для горячей молитвы. Давайте же воодушевимся святым рвением и вместе со Христом будем молиться еще более искренне. Именно усилие в молитве распахивает небесные врата и проливает те милости, в которых мы нуждаемся.
Задумайтесь о том, какое огромное ответное действие Бога влечет за собой наша сильная молитва. Голубь, посланный Ноем из ковчега на волю, дважды приносил оливковую ветвь в своем клюве (см. Быт. 8:11). “Сей нищий воззвал – и Господь услышал и спас его от всех бед его” (Пс. 33:7). Молитва, сопровождаемая сильным воплем, достигает своей цели. Даниил, находясь во львином рву, молился, – и одержал победу. Молитва закрыла пасть львам и отворила львиный ров. Некто сказал, что усиленная молитва содержит в себе всемогущество.
Созомен сказал об Аполлониусе, что в течение всей его жизни не было такого случая, чтобы он просил что-то у Бога и не получил просимого. Слейден пишет о Лютере, что, осознавая, что интерес людей к вере в Бога низкий, он удалился для молитвы; и, в конце, встав со своих коленей, он с торжествующим вредом вышел из своего кабинета, говоря своим друзьям: “Vicimus, vicimus” [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть “Мы победили; мы победили”. В то время, когда это происходило, вышла декларация короля Карла V, запрещавшая преследование за публичную проповедь Евангелия. Как сильно это может ободрить нас и заставить поднять паруса молитвы, если другие святые имели такой хороший ответ со Святой Земли!
Для того, чтобы мы могли прилагать это святое усилие в своей молитве, необходимо, чтобы в нашей жизни был возобновлен источник благодати. Если человек не имеет благодати, то неудивительно, что его молитва неискренняя. Если тело мертво, то в нем нет тепла, – когда человек мертв во грехе, то он не имеет рвения в служении.
Для того, чтобы мы могли быть более сильными в молитве, нам надлежит молиться, остро ощущая наши нужды. Нищий, страдающий от нужды, будет более ревностен в настоятельных просьбах о милостыне.
Христианин, пересмотри свои нужды; ты нуждаешься в смиренном, духовном расположении сердца; ты нуждаешься в свете лица Божьего; чувство нужды оживит твою молитву. Тот человек, который молится без чувств, никогда не сможет молиться, исполненным сильных чувств. Как искренне жаждал Самсон воды, когда он был готов уже умереть! И тогда он воззвал к Господу, говоря: “…а теперь умру я от жажды” (Суд. 15:18).
Для того чтобы быть горячим в молитве, давайте будем молиться о сильном веянии Духа Святого, ибо Дух Божий похож на несущийся сильный ветер (см. Деян. 2:2). Мы будем исполнены горячих чувств, когда этот благословенный ветер наполнит наши паруса, как и написано: “молясь Духом Святым” (Иуда 20).
Будем помнить, что если хоть какой-то огонь присутствует на нашей молитвенной жертве Богу, то он приходит с небес.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий