Воскресенье и суббота

загруженное (5)Всемирный вопрос

 

Мы начинаем издание журнала «Труба» 1987 года с тщательного рассмотрения вопроса, связанного с воскресеньем и его отношением к субботе.

 

Некоторое время тому назад я получил копию газеты «Горизонт» (Horizon). Эта газета принадлежит Женскому обществу провинции Онтарио. В ней была опубликована статья о воскресенье, написанная Дж. Гельдер-старшей. Она говорит о воскресенье таким образом, что становится очевидным, что этот день поклонения является даром Божьим и, следовательно, днем радости, которым должен наслаждаться Божий народ. Было бы полезно поразмышлять над ее словами.

 

Более того, для этого случая я также держу про запас две статьи по той же теме, написанные в журнале «Ежемесячный отчет Свободной церкви Шотландии» (Monthly Record of the Free Church of Scotland) за сентябрь и октябрь прошлого года. В этих статьях их автор преп. Джон Л. Маккей рассматривает вопрос, является ли суббота, как день покоя, предписанием, данным людям после сотворения мира. Этот вопрос не рассматривается в очерке Гельдер-старшей, но он довольно важен. Преп. Маккей говорит о том, что этот вопрос вызывает разногласия в реформатских и пресвитерианских церквях на протяжении веков. Это разногласие можно кратко изложить в следующем вопросе: должны ли мы следовать «субботней теории» (sabbatarian theory) или же нам необходимо твердо придерживаться «теории Господнего дня» (dominical theory)? Так как мы имеем разрешение на перепечатку любой статьи из журнала «Ежемесячный отчет», мы будем использовать эти статьи, чтобы показать, что этот вопрос обсуждается не только в нашей стране, но также в других странах мира, в других реформатских и пресвитерианских церквях.

 

Вполне очевидно, что «теория Господнего дня» рассматривает воскресенье как день Господний (Dominus), в который верующие собирались для поклонения, потому что в первый день недели Господь воскрес из мертвых, и в этот день новозаветная церковь собралась на поклонение. В подобном взгляде не проводится связи между воскресеньем и ветхозаветной субботой. Говорится о том, что Христос является исполнением ветхозаветной субботы, так как Он есть исполнение ветхозаветного жертвоприношения животных и, таким образом, снова подобно тому, как были отменены жертвоприношения, должен быть отменен ветхозаветный день покоя, день без работы. Это означает, что согласно этому взгляду, четвертая заповедь как таковая не имеет никакого отношения к новозаветной церкви.

 

Вполне очевидно, что «субботняя теория» заявляет о том, что четвертая заповедь, говоря о субботе не только как о дне поклонения, но также как о дне отдыха, все еще остается в силе для новозаветной церкви, хотя необходимо принять во внимание отличие в Божьем промысле.

 

Современное уничтожение дня покоя и поклонения

 

Предпосылкой написания статьи в журнале Свободной церкви Шотландии является тот факт, что христиане в Шотландии вовлечены в борьбу за сохранение воскресенья как дня отдыха в своем  обществе. Существует большое количество бизнесменов, которые упорно работают над тем, чтобы по воскресеньям совершались покупки. Подобная борьба проходит и в нашем канадском обществе. Особенно в Онтарио и Манитобе, а также Британской Колумбии и других провинциях нашей страны. В настоящее время этот вопрос стоит в центре внимания.

 

Однако в этой борьбе не все христиане сохраняют единство. Многие не видят необходимости  проведения этой борьбы. Они принципиально не возражают против открытия магазинов и работы по воскресеньям, потому что не видят связи между четвертой заповедью и соблюдением воскресенья. В то же время среди сторонников «теории Господнего дня» есть люди, которые готовы бороться за сохранение воскресенья как дня отдыха и поклонения. Но, несмотря на это, эта теория с легкостью разрушает готовность бороться с упразднением  воскресенья как дня отдыха и с дальнейшей секуляризацией нашего общества.

 

Основной вопрос

 

Во всех спорах возникает основной вопрос: «Имеет ли четвертая заповедь свое основание и корень в Божьем завете с Израилем, установленном на горе Синай, или же в Его труде по сотворению мира?». Является ли дар и заповедь одного дня покоя в цикле семи дней временным и церемониальным предписанием только для древнего Израиля или же это также  закон, данный всем людям при сотворении мира и содержащий в себе дар и значение на все времена? Преп. Маккей отстаивает вторую точку зрения.

 

Сторонники «теории Господнего дня» основывают свой аргумент на таких текстах Нового Завета как Колоссянам 2:16, 17, где апостол Павел пишет о том, что суббота – это «тень будущего», в то время как «реальность – во Христе». Преп. Маккей также упоминает Галатам 4:9-11 и Римлянам 14:5, 6. Мое мнение в большей мере соответствует мнению шотландского служителя. И я не думаю, что этот взгляд находится «в одном шаге от какой-то ереси или сектантского понимания», как пишет преп. ВанДорен. Несомненно, в этой связи мы должны остерегаться строгой приверженности букве закона.  Если я его правильно понимаю, именно от законничества преп. ВанДорен также желает нас предостеречь. Спасение только во Христе, а не в ком или чем-либо еще, а также не в соблюдении определенных правил поведения в день покоя и не в соблюдении самого дня покоя.

 

Однако когда я прочитал о том, что суббота – только «тень», я взял свой Новый Завет на греческом языке и обнаружил, что это слово там не употребляется. Оно добавлено в переводе и может привести к неправильному выводу. Факт заключается в том, что возможно и необходимо заявить, что субботний день как один день покоя в семидневной неделе является установлением, данным при сотворении мира, что нельзя сказать о других установлениях, о которых говорится в Колоссянам 2:17: ежегодные праздники и новолуния.

 

Это – важный факт. Когда Господь заповедал Израилю соблюдать субботу, Он поместил повеление о соблюдении этого дня во все ветхозаветные законы и заповеди, необходимые для жизни Израиля в завете на обетованной земле.

 

Заповедь о субботе теперь получила особое выражение, которое подчеркивало тот факт, что эти заповеди были даны для обеспечения святости Израиля перед Господом. Суббота теперь была окружена большим количеством типично израильских  обрядовых норм.

 

Мы также можем упомянуть некоторые другие законы. Израильтянам было запрещено принимать в пищу нечистых животных. Люди становились нечистыми, когда прикасались к мертвому телу. Запреты «не прикасайся», «не вкушай» были средством сохранения обрядовой святости. Бог дал эти и другие заповеди для того, чтобы многоразличным образом и множество раз напомнить Своему народу: Я свят, следовательно, вы должны быть святы. Павел показывает, что заповеди и исполнение заповедей не делает нас святыми и не способствует сохранению нашей святости. Прощение грехов и святая жизнь перед Господом возможна только благодаря живой вере, которая связана со Христом. Христос со Своей кровью и Духом – есть материя, тело и реальность. Ветхозаветные заповеди, которые Израиль получил на горе Синай, являются тенью, указывающей на Христа. Таким образом, то, что типично израильское, есть тень. Христос пришел на ее место как Спаситель. Во Христе верующие люди святы, и все дни недели святы перед Господом.

 

Но это не отменяет тот факт, что остается определенный аспект дня покоя как установления, данного при сотворении мира. Это не означает, что с приходом Христа этот один день покоя в неделю, в принципе, был отменен. Христос – Господин субботы. Он может сделать с ней все, что Ему угодно. Он управляет ей.

 

Переход с субботы на воскресенье

 

Переход с субботы на воскресенье начался со дня воскресения Христа и Его явления Своим ученикам, а также с Его благословения первого дня недели. Он продолжался с Его появлением среди учеников, когда там уже присутствовал Фома в первый день следующей недели. И далее – с обычая ранней церкви собираться на поклонение в тот же первый день недели.

 

Тем не менее, насколько известно, ранняя церковь в Палестине продолжала соблюдать седьмой день недели – субботу, по крайней мере, до падения Иерусалима, в то время как ранняя церковь в Римской империи собиралась на поклонение утром в первый день недели до начала работы, но не считала этот день днем отдыха.

 

Мы можем увидеть в этом предопределенную заботу Господа. Если бы ранняя палестинская церковь незамедлительно отменила седьмой день как субботний день, она бы воздвигла большую преграду на пути распространения Евангелия среди народа, принадлежащего ветхому завету. Из-за отмены седьмого дня иудеи выступили бы против Евангелия и против церкви. В то переходное время достижение евреев евангельской вестью было более важно, чем переход с седьмого дня на первый день недели для поклонения Богу и отдыха. Бог не желает, чтобы Его народ поступал как революционеры. Он Сам не поступает таким образом. Христос был и остается Господином субботы. Суббота должна служить Ему и Его непрекращающемуся труду созидания Своей Церкви.

 

Общины, состоящие из числа обращенных из язычников, имели в своей среде много рабов и слуг. Неявка на работу в первый день каждой недели была бы открытым неповиновением в глазах их неверующих хозяев . В то же самое время, особое ударение, как для всех церквей, так и для церквей из обращенных язычников, делается на том, что необходимо избегать даже наименьшего подозрения  на революцию для того, чтобы противники Евангелия не могли найти причину обвинить в чем-либо церковь Христа.

 

И все же наступило время покоя и свободы для христианской церкви, когда в начале четвертого века римский император Константин стал христианином. С этого времени воскресенье, как день Господний, все больше и шире  становился днем поклонения и покоя. Божий дар сотворения вернулся посредством ниспосланной Божьим провидением Его заботы, чтобы снова стать благословением для человечества. Христос явил Себя Господином субботы, которая была дана человеку при сотворении, сохранена в особом ветхозаветном облачении Израиля и дарована также христианской церкви и ее окружению, чтобы быть благословением для них.

 

Действительно, произошел переход с седьмого дня на первый день недели, потому что это был день воскресения Христа. Жизнь на земле, включая дар дня покоя,  укоренена и основывается не только на Божьем труде творения мира. Она укоренена и основывается теперь на деле спасения, совершенного Христом, Его смерти и воскресения. Эта новая жизнь исходит теперь от Него и через Него, Он приобрел ее на кресте и явил ее в воскресении из мертвых. Но это – все еще та же самая жизнь, которую Бог сотворил в начале, в раю. Искупительный труд Христа – это восстанавливающий труд. Именно поэтому восстановленное установление, данное при сотворении мира, все еще является благословением для человечества.

 

В чем заключается наше призвание?

 

Наш западный мир отвергает Бога и Христа. Современный человек снова стремится обрести «свободу», не осознавая, что его «свобода» – это положение  раба величайшего из всех рабовладельцев: сатаны. Сатана желает уничтожить этот христианский, данный Богом день покоя своим обманом, потому что он хочет уничтожить Божий труд. Цель сатаны – уничтожить церковь как столп истины и света в этом мире. Он хочет подчинить этот мир  своему мятежному правлению  больше и глубже , чтобы даже не осталось ни следа от того, что даровал  Бог.

 

В данной ситуации два побуждения должны руководить нами, христианами: попечение о церкви и сострадание к миру.

 

Кроме того, в нашей среде существует тенденция  все более и более легкомысленно относится к воскресному дню. Мы становимся менее строгими. Сегодня мы позволяем себе больше, чем вчера.  Разве заправка пустого бензобака бензином на заправочной станции в воскресенье не становится привычным делом для нас? Разве отправиться в магазин в воскресенье, чтобы купить что-нибудь необходимое (?) или недостающее, больше не является чем-то плохим? Разве молодежь по воскресеньям, конечно же, после богослужения, не делает свои школьные, институтские или университетские домашние задания, особенно в загруженный период времени своей учебы?

 

Действительно ли, что в этих и многих других, так называемых мелочах, воскресенье становится все больше похожим на остальные дни недели, в то время как раньше оно отличалось от них? Нам необходимо осознать, что все эти незначительные изменения в нашем поведении, даже в мелочах, позволяют этому миру с легкостью проникать в нашу жизнь, и вместе с тем – в церковь Христа, за которую Он отдал Свою жизнь на кресте. Мы пользуемся большей свободой здесь и позволяем себе немного больше там. А причина заключается в основном  в нашем себялюбии, стремлении к  комфорту или удовольствию, или в необходимости, насколько мы сами это понимаем. Мы не лишаем себя приятных мелочей. Мы угождаем себе. И мы называем это своей христианской свободой!

 

Несомненно, мы обладаем христианской свободой. Но разве эта свобода дана нам, чтобы служить себе, нашей любви к комфорту и тому подобному? Или же мы имеем эту свободу для того, чтобы служить Господу, сберегать и созидать Его церковь с Ним и для Него в святом посвящении?

 

Со всех сторон на нас обрушивается влияние отношения к жизни современного человека, который живет для себя. И мы принимаем это отношение, сами не осознавая того, потому как в нашей груди стучит грешное сердце, которое склонно к проявлению себялюбия.

 

Забота о церкви Христа, ее святости перед Господом, ее сохранности как носителя света Христа – именно это должно определять все наше поведение, которое также включает то, как мы проводим наш день поклонения и покоя. Таким образом, мы призваны к тому, чтобы противостать и бороться с соответствием этому миру во всех его формах, что также включает в себя наше «соблюдение воскресного дня». «Все мне позволительно, но не все назидает», пишет апостол Павел (1-е Кор. 10:23). А затем он добавляет: «Никто не ищи своего, но каждый [пользы] другого». В своем поведении Павел руководствовался следующим девизом: «Не ставь камня преткновения ни перед иудеем, ни перед язычником, ни перед церковью». А вы знаете, что камень преткновения может привести к греху.

 

Во-вторых, мы также должны иметь сострадание к этому миру. Мы верим, что без познания и служения Богу в соответствии с Его Словом, без поклонения Богу, без веры во Христа нет спасения, нет надежды, нет ничего. Мы знаем, что забвение  заповедей Божьих влечет за собой  хаос и разрушение. Общество, которое стремится к возрождению посредством революции, захлебнется в собственной крови. Общество, которое допускает насилие и убийство, уничтожает себя. Общество, которое строится на неверности в браке, семье и обществе, разрушает само себя.

 

Общество, которое потакает кражам, придет к банкротству. Общество, которое строит свою жизнь на неправде и обмане, разоряет себя. Общество, которое управляемо завистью, ревностью и раздором, уничтожает само себя.

 

Я упомянул только шесть из Десяти заповедей. Просто невозможно нарушать Божьи заповеди, не пожиная при этом чудовищных последствий. То же самое касается отношения к первым четырем заповедям. Мир без соблюдения дня покоя и поклонения быстро несется к своей погибели, потому что остается и хочет продолжать оставаться миром без Бога. А мир без Бога – это мир тьмы. Сострадание к этому миру должно побуждать церковь сохранять свет Евангелия ярким и чистым, живя для Христа, по Евангелию, в обновленной жизни, для Бога посредством Святого Духа. Это – жизнь по воле Божьей, согласно которой десять, все десять, заповедей все еще являются основным откровением. Нести свет словом и делом в темноте окружающего мира, и таким образом, бороться за сохранение церкви послушной в вере своему Спасителю и Господу,  – это проявление сострадания к миру, который погибает в своей порабощающей и губительной «свободе».

 

Дж. Гертсема

 

 

 

Субботний праздничный день или/и день покоя? – проф. Дж. Гертсема

 

Взято из журнала «Труба» (Clarion) 1984 г., том 33, №1

 

Синод в Кловердейле в 1983 году занимался пересмотром Гейдельбергского катехизиса. Комитет, подготовивший поправки, предложил прочтение Воскресенья 38 (В.О. 103) следующим образом: «Что требует Господь в четвертой заповеди? Во-первых, чтобы церковная служба велась по Евангелию и чтобы содержались христианские школы; и я особенно в праздничные дни, то есть в дни отдыха, усердно посещал Церковь Божию…».

 

Я хотел бы обратить ваше особое внимание на выражение «особенно в праздничные дни». В нашей старой версии написано: «особенно в субботние дни, то есть в дни отдыха». Мы обнаруживаем подобную формулировку и в старой, и в новой версии катехизиса наших сестринских церквей в Голландии.

 

Комитету по пересмотру Гейдельбергского катехизиса было поручено взять за основу немецкие и латинские тексты 1563 года, а также голландский текст 1611 года. Немецкий текст по этому пункту говорит так: sonderlich am Feiertag. Словарь определяет слово «Feiertag»как «радостный праздничный день». И в словаре также сказано, что немецкий глагол «feiern» означает «праздновать, чтить, прославлять», а также «отдыхать от работы». Еще один словарь говорит, что «Feiertag» означает «праздничный день, день отдыха».

 

Очевидно,  обращаясь к немецким текстам, комитет избрал и предложил употребление выражения «праздничный день». Однако синод в Кловердейле не принял подобное понимание и изменил фразу на выражение «особенно в день отдыха». Таким образом, мы вернули старую формулировку, но без слова «суббота».

 

Очевидно, что благодаря старой формулировке наши церкви исповедовали и сохраняли ту истину, что четвертая заповедь, говоря о субботе как о дне отдыха, все еще имеет силу для новозаветной церкви. Мы призваны соблюдать еженедельную субботу не только как день поклонения, но также и как день отдыха.

 

На протяжении многих веков этот вопрос вызывал разногласия: Господний день – только день поклонения, или же он также является днем отдыха для церкви? Мы также можем сформулировать этот вопрос таким образом: «Четвертая заповедь имеет только обрядовый характер, или же она также представляет собой этическое требование?» Эту проблему еще можно выразить и так: должны ли мы видеть происхождение четвертой заповеди (седьмой день – день отдыха) в Божьем завете с Израилем (тогда ее можно назвать обрядовой, и можно считать, что она имела силу только во время действия Божьего завета с Израилем от Моисея до Христа)? Или же мы должны видеть происхождение этой заповеди в Божьем труде по сотворению мира (Быт. 2:1-3), и таким образом, мы имеем отношение с порядком сотворения, который сберегался в ветхом завете с Израилем и, несмотря на то, что времена изменились, он остается актуальным также и для нового завета?

 

Рассмотрению этого вопроса было посвящено много статей и книг, в которых были предложены различные ответы. В данной статье я не хотел бы сильно углубляться в эту древнюю, но все еще злободневную полемику. Все, что я хочу, так это указать на тот факт, что синод в Ковердейле ясным образом сохранил как исповедание ту истину, что наш день поклонения также является днем отдыха в соответствии с четвертой заповедью, которая все еще остается в силе для новозаветного периода времени. Я благодарен синоду за принятие этого решения. Это решение должно оказать существенное влияние на практику нашей христианской жизни, а именно на наше отношение к соблюдению Господнего дня как дня отдыха и поклонения.

 

Мы живем в мире, который можно охарактеризовать как постхристианский. Для многих людей христианское воскресенье больше не является днем отдыха и поклонения. Современные технологии и экономика требуют беспрерывного трудового процесса . По экономическим причинам машины могут и должны работать все семь дней в неделю. Торговцы, открывающие свои магазины в воскресенье, видят, что уровень продаж их товаров возрастает до двадцати процентов. Большинство людей предпочитают совершать покупки по воскресеньям. Это все ясно указывает на секуляризацию нашего канадского общества. Можно задать вопрос: «Когда люди не стремятся служить Богу, зачем им соблюдать Господний день как день отдыха и поклонения?».

 

Но давайте внимательно посмотрим на самих себя. Разве подражание этому миру, проявляемое в несоблюдении Господнего дня, не проникает в церковь? Разве мы сами не позволяем ему проникать? Разве сегодня мы не делаем в воскресенье то, что всего лишь несколько лет назад даже не пришло бы нам на ум, то, что мы весьма не одобряли, считая, не соответствующим Господнему дню как дню покоя и поклонения? В воскресенье мы должны были прилежно приходить в церковь, даже по возможности дважды. И у человека должна была быть хорошая, веская причина, чтобы дважды не пойти на воскресное богослужение. Более того, мы даже не думали о том, чтобы поехать в отпуск или по делам на дальнее расстояние в воскресенье или отправиться на пляж в жаркий воскресный день или в день религиозного праздника. Мы не планировали совершать покупки или продавать в воскресенье и не просили других людей сделать это для нас. Мы были убеждены: несомненно, нет на то воли нашего Бога, чтобы мы путешествовали в воскресенье или ходили на пляж, или покупали и продавали, и так далее. Нет. Мы были убеждены в том, что Бог желает, чтобы мы соблюдали первый день недели как день отдыха и поклонения: он свят для Господа и для общения с церковью и своей семьей. И если мы сейчас начинаем делать то, что не делали бы несколько лет тому назад, разве у нас нет уверенности в том, что на это есть Божья воля? Убеждены ли мы в том, что в этом заключается послушание нашей веры? Убеждены ли мы в том, что совершая эти дела, мы созидаем церкви в верном служении Богу, и  продуктивно трудимся над тем, чтобы церковная община следовала по пути Господнему? Убеждены ли мы в том, что совершение этих дел способствует святости и посвященности нашей жизни Господу? Или же мы потихоньку делаем дела, которые раньше не делали в воскресенье, не имея никакого убеждения, потому что нам просто нравиться их делать, убеждая самих себя в том, что в этом нет ничего плохого. Разве это не признак растущего прагматизма, материализма и эгоизма?

 

В книге Бытия 2:2, 3 мы читаем о том, что «совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал».

 

Я не буду подробно истолковывать эти слова. Но я хотел бы обратить ваше внимание на два важных аспекта. Вполне очевидно, что Бог учредил седьмой день после шести дней творения. Мы можем ясно прочитать о том, что в седьмой день Бог закончил дела, которые делал. Учреждение седьмого дня стало, таким образом, завершающим штрихом.

 

Во-вторых,  читаем о том, что Бог благословил и освятил седьмой день. Освящение Богом этого дня означает, что он стал святым для Господа. Благословение Богом этого дня означает, что Он связал Свое благословение с ним. Это – благословение жизни Его творения в полноте и избытке, в особенности, жизни человека. Несомненно, благословение дня отдыха является благословением не для Самого Бога, а для человека,  а его святость – также святость для человека.

 

После грехопадения, когда Бог заключил завет с Израилем, Он сохранил этот дар седьмого дня отдыха, дня благословения, дня искупления и спасения для Своего израильского народа. Несоблюдение субботнего дня как святого дня для Господа означало лишение и потерю благословения этого дня, благословения Господнего. Это было явлено в вавилонском пленении (Иез. 20).

 

В евангелиях мы читаем о том, как Господь Иисус Христос не отменил закон, включая четвертую заповедь. Он сохранил и исполнил ее в прямом значении как дня, в который Бог даровал Свое благословение в искуплении и спасении Своего народа. Именно в субботний день наш Господь Иисус проповедовал и исцелял, то есть спасал и передавал Божьим детям благословения Божьего Царства. Христос выступал только против неправильного понимания и неправильного применения четвертой заповеди и субботнего дня, как это делали иудейские руководители.

 

В новозаветной церкви день отдыха и поклонения был перенесен с седьмого дня на первый день недели. Этот первый день называется «Господний день». Именно в первый день недели Господь воскрес из мертвых.

 

Мы знаем не только о великом Божьем деле сотворения мира, но также о великом деле искупления Израиля из египетского плена. Эти дела Божьи составляли основу в истории откровения до прихода Христа. Теперь мы также знаем о великом Божьем деле искупления в смерти и воскресении Иисуса Христа. Это был новый фундаментальный труд Божий. Именно на этом фундаменте церковь основывает всю свою жизнь, вместе с тем утверждая собой Божий труд в творении. Христос пришел для того, чтобы искупить Божье творение. Таким образом, церковь придерживается порядка, установленного при сотворении: шесть дней работы и один день отдыха и поклонения, но этот день начинает неделю с провозглашения веры в Божий искупительный труд во Христе. Будучи причастниками спасения Христа, верующие позволяют этому спасению также управлять другими днями недели: будучи спасенными от греха, они стремятся служить своему Богу.

 

Один день в неделю отдыха от тяжелого труда, согласно модели Божьего порядка сотворения мира, был великим даром Божьим для всего человечества в раю. Он также был великим даром для Божьего народа Израиля. Это – все еще великий дар заботливого и милостивого Небесного Отца, дарованный через Иисуса Христа новозаветной церкви. Так как день отдыха и поклонения является Божьим даром, человечество и, прежде всего, церковь, должны принять этот дар и использовать его для Божьей славы надлежащим, согласующимся с Божьей волей, образом. Освящение дня отдыха все еще подразумевает освящение всех дней недели и, таким образом, всей жизни верующих людей. Осквернение дня отдыха влечет за собой возрастающее осквернение других дней недели и всей жизни человека.

 

Таким образом, мы очень благодарны синоду Кловердейла 1983 года за его решение, которое учредило ту истину, что наш день поклонения является днем отдыха в соответствии с четвертой заповедью.

 

 

 

проф. Д. Гиртсема

Взято из журнала «Труба» (Clarion). (9-е января, 1987 г.) Том 36, №1.

 

Опубликовано в Как нам жить? « Ветхий Завет и жизнь христианина Секты и Царство Божье »

Оставить комментарий

Нажмите, чтобы отменить ответ.

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)