Духовное усилие

Давайте исследуем – употребляем ли мы это святое усилие, стремясь к небесам. Что представляет собой пустое исповедание нами своей веры, которое не сопровождается употреблением такого усилия? Оно подобно светильнику без масла. Давайте все мы зададим себе вопрос: “Какое усилие мы прилагаем, стремясь к небесам?” Для этого нам необходимо ответить на следующие вопросы.
Стремимся ли мы своими собственными сердцами к тому, чтобы привести их в надлежащее святое расположение? Как Давид пробуждал все силы своей души, чтобы служить Богу? Он говорил: “Я встану рано” (Пс. 57:8). Наше сердце подобно колоколу, которому требуется продолжительное время для того, чтобы пробудиться.

Уделяем ли мы время для того, чтобы призвать самого себя к отчету и чтобы подвергнуть испытанию доказательства того, что мы действительно стремимся к небесам? Асаф говорит: “Дух мой испытывает” (Пс. 76:7). Разбираем ли мы свое сердце, как часы, на детали для того, чтобы увидеть, – что не в порядке, и что следует отремонтировать? Любопытны и любознательны ли мы относительно состояния нашей души? Боимся ли мы иметь искусственную благодать, равно как и искусственное счастье?

Прилагаем ли мы усилие в молитве? Есть ли огонь в нашей жертве? Наполняет ли ветер Святого Духа наши паруса воздыханиями неизреченными (см. Римл. 8:26). Молимся ли мы утром так, как будто ночью мы могли умереть?

Жаждем ли мы живого Бога? Наполнены ли наши души святыми желаниями? Асаф говорит: “С Тобою ничего не хочу на земле” (Пс. 72:25). Стремимся ли мы к святости так же, как к небесам? Желаем ли мы в такой же степени быть подобными Христу, как и жить со Христом? Постоянно ли наше желание стремиться к небесам? Бьется ли ваш духовный пульс?

Имеем ли мы опыт в самоотречении? Можем ли мы отречься от своей беззаботности, от своих плотских целей и интересов? Можем ли мы зачеркнуть свое собственное желание ради того, чтобы исполнить желание Божье? Можем ли мы обезглавить свой любимый грех? Образно говоря, для того, чтобы выбить правый глаз (см. Матф. 5:29), необходимо приложить усилие.

Любим ли мы Бога? Говоря о любви, мы имеем в виду не то, как много мы делаем для Бога, а то, как сильно мы Его любим. Любовь ли повелевает твердыней вашего сердца? Объемлет ли нас красота и милость Иисуса Христа (см. 2 Кор. 5:14)? Любим ли мы Бога больше, чем боимся ада?
Продолжаем ли мы держать духовную стражу у ворот сердца? Посылаем ли мы разведчиков в каждое место нашей души, исследуя свои мысли, глаза и язык? Когда мы молимся, борясь против греха, то следим ли мы за тем, чтобы не впасть в искушение? Иудеи, опечатав камень у гроба Христа, поставили стражу (см. Матф. 27:66). После того, как мы познали Божье Слово и стали причастниками священнодействия, которое является заповеданным для нас Божьим повелением, поставили ли мы стражу у ворот нашего сердца?

Торопимся ли мы достичь следующей степени освящения? Апостол пишет: “…Забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели” (Фил. 3:13,14). Хороший христианин – это чудо; он более всех является довольным, но менее всех – удовлетворенным. Он доволен, обладая малой частицей этого мира, – но он не удовлетворен, обладая только малой частью благодати. Он хотел бы иметь еще больше веры и быть помазанным свежим помазанием Духа Святого. Павел желал “достигнуть воскресения мертвых” (Фил. 3:11); то есть, он стремился (если возможно) достичь такой степени благодати, которую будут иметь святые в момент воскресения.

Присутствует ли в нас святое подражание? Трудимся ли мы для того, чтобы светить ярче других в делах веры? Трудимся ли мы, чтобы быть более сильными в любви и добрых делах? Совершаем ли мы что-нибудь исключительное? Христос сказал однажды Своим ученикам: “…Что особенного делаете?” (Матф. 5:47).

Стали ли вы выше этого мира? Трудимся ли мы для небес, хотя и живем на земле? Можем ли мы сказать, как Давид: “Я все еще с Тобою” (Пс. 138:18)? Это требует усилия, так как для движения, направленного вверх, обычно необходима сила.

Видим ли мы себя всегда пред очами Божьими? Давид говорит: “Всегда видел пред собою Господа” (Пс. 15:8). Живем ли мы трезво и благочестиво, помня, что наш Судья смотрит на нас и видит все наши дела?

Если таким образом обстоят наши дела, то мы счастливые люди http://www.akunakids.ru. Это и есть то святое усилие, о котором говорит избранный нами текст, и тот правильный способ, которым можно восхитить Царство Божье. И, в самом деле, Ной с такой готовностью не протягивал руку, чтобы принять голубя в ковчег, как Иисус Христос протянет Свою руку, чтобы принять нас на небеса.

Я хотел бы призвать всех христиан к этому святому стремлению к небесам. Но прежде чем я приведу свое увещевание, позвольте мне раскрыть некоторые возражения, которые могут быть сделаны против употребления этого благословенного усилия.

Возражения, выдвигаемые против необходимости употребления христианином духовного усилия
Возражение 1: “Мы сами по себе не имеем силы, чтобы спасти себя. Вы просите нас быть ревностными, хотя с таким же успехом вы можете просить человека, крепко закованного в цепи, встать и пойти”.

Ответ: Это правда, что до тех пор, пока не придет Божья благодать, мы не можем эффективно распоряжаться своим собственным спасением. До своего обращение мы были абсолютно пассивны; и когда Бог просит нас обратиться и повернуться к Нему, то это для того, чтобы показать нам то, что мы должны делать, а не то, что мы можем делать. Тем не менее, давайте делать то, что мы можем делать.

Мы имеем силу, чтобы избежать тех подводных камней, которые, безусловно, нанесут вред нашей душе; я имею ввиду явные грехи. Человек не должен находиться в плохой компании; он не должен ругаться или лгать; он не делал бы этого, если бы по закону полагалась смерть за богохульство и ругательство.

У нас есть сила, чтобы рассчитывать на использование нами различных данных нам Богом духовных средств, а именно, на молитву, чтение Библии, святое общение. В последний день люди будут осуждены за то, что они не действовали в своей духовной жизни так энергично, как они могли бы действовать; что они не использовали данные им средства, но испытывали, будет ли Бог давать им Свою благодать. В конце концов, Бог придет к нам с требовательным вопросом: “Почему ты не отдал мои деньги торгующим? (Матф. 25:27). Почему ты не употребил ту силу, которую Я дал тебе?”

Хотя у нас нет силы спасти самих себя, тем не менее, мы должны добиваться Божьего спасения и стремиться к нему, так как Бог дал нам как обетование благодати, так и саму благодать. Он пообещал обрезать наши сердца, вложить в нас Свой Дух и дать возможность жить по Его уставам (см. Иез. 36:27) для того, чтобы с помощью молитвы мы могли привести к гармонии наш союз с Богом и чтобы мы могли достигать того, чтобы Бог исполнил Свое обетование в отношении нас. Хотя я не скажу подобно арминианцам, что соответственно нашему усердию Бог вынужден давать нам благодать, в то же время Он дает вполне достаточно Своей благодати для тех, кто ищет благодать; Он отказывает в Своей благодати только тем, кто сознательно сам отказывается от нее, подобно тому, как это делал Израиль: “Израиль не покорялся Мне” (Пс. 80:12).

Возражение 2: “Но прилагать это усилие очень тяжело для меня и я никогда не смогу идти таким путем в своей жизни”.

Ответ: Я признаю, что это тяжело, но, тем не менее, это – наш долг перед Богом, а в отношении долга не спорят. Бог сделал путь на небеса сложным для того, что испытать наше повиновение. Ребенок повинуется своему отцу, хотя тот и повелевает ему делать сложные для него вещи. Любовь и послушание апостола Петра были испытаны, когда Христос предложил ему прийти к Нему по воде.

Бог сделал путь на небеса тяжелым потому, что Он желает повысить цену небесным вещам. Если бы царство славы легко приобреталось, то мы не оценили бы его по достоинству. Такова уж наша природа, что мы пренебрегаем теми вещами, которые нам легко достаются. Если бы жемчуг был обычным явлением, то вскоре он упал бы в цене. Если бы можно было иметь Христа и небеса без каких-либо усилий с нашей стороны, то эти благословения первостепенной важности не вызывали бы к себе такого возвышенного благоговейного отношения со стороны человека.

Но давайте не будем выдвигать возражения против трудности пути спасения. Ну и что, если работа спасения трудна? Разве не труднее будет лгать в аду? Разве не хуже страдать от Божьего мщения, чем употреблять духовное усилие? Мы не спорим подобным образом по поводу других вещей. Например, если достичь надлежащего положения в обществе тяжело, то это не означает, что будет правильнее, если мы будем тихо сидеть. Нет, сложности достижения цели лишь разжигают и усиливают наши старания еще больше; и если мы прилагаем такие усилия ради второстепенных вещей, то как усердно мы должны стараться ради того, что намного величественнее и грандиознее! Выгода щедро компенсирует затраченный нами труд.

Хотя с первого взгляда кажется, что труд человека, идущего путем веры, тяжел, но если мы все-таки однажды вступаем на этот путь, то он оказывается приятным. Когда колеса нашей души помазаны благодатью, то христианин движется в делах своей веры с легкостью и наслаждением. Апостол Павел пишет: “Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божьем” (Римл. 7:22). Когда впервые одеваешь ярмо Христа, то оно кажется тяжелым; но когда оно уже надето, то оно оказывается легким. Служить Богу, любить Бога, радоваться Богу – это самая сладкая свобода в мире.

Поэты говорят, что на вершине Олимпа всегда тихо. Первое восхождение на скалистую возвышенность небес сложно для плоти и крови; но когда мы добрались до вершины, то там – покой и наслаждение. Находясь там, мы видим чудесную картину и мы готовы воскликнуть, как апостол Петр на горе преображения: “Господи! Хорошо нам здесь быть” (Матф.17:4). Какую скрытую манну для души мы там находим! Это и есть предчувствие или предвкушение славы.
Возражение 3: “Но если я буду навязывать себе такое усердное служение в делах моей религии, то тогда я потеряю то удовольствие, которое я имел в грехе, – свое веселье и свою музыку, и я сменю наслаждение на труд; и, таким образом, я буду уже не Ноеминь, а Мара”.

Ответ: Сластолюбивые люди говорят, как маслина и смоковница в библейской притче: оставлю ли я тук мой и сладость мою и пойду ли скитаться по деревам (см. Суд. 9:9)? Так и эти люди говорят: оставлю ли я все мои прежние удовольствия и буду теперь стремиться к небесам и вести строгую и жертвенную жизнь Это противоречит стремлениям порочной природы человека.

Оставьте греховные удовольствия. Писание описывает грех таким образом, что можно подумать, что в нем должно быть некоторое удовольствие.

Однако, Писание называет его долгом. Писание сравнивает грех с долгом в “десять тысяч талантов” (Матф. 18:24). Талант золота у евреев оценивался почти в четыре тысячи нынешних фунтов стерлингов. Десять тысяч талантов – это образное выражение, подчеркивающее насколько велик долг человека за грех; и как тогда грех можно называть удовольствием? Разве есть хоть какое-то удовольствие для человека быть таким великим должником?

Писание называет грех болезнью: “Вся голова в язвах” (Ис. 1:5). Разве есть удовольствие в том, чтобы болеть? Хотя все люди и не ощущают этой болезни, тем не менее, чем меньше человек ощущает нарушение в его сердце душевного равновесия, тем более смертельным для него оно является.

Писание сравнивает грех с ядом и полынью (см. Втор. 29:18). Он порождает горькие угрызения совести. Какие угрызения ощущал Спира! [Спира – знаменитый проповедник Евангелия в г. Аугсбурга в 1523 г. Он проповедовал Евангелие с такой силой, что многие падшие женщины выходили с покаянием. Однако, впоследствии он не устоял в вере и стал римо-католиком. Умер в нищете, (прим. ред.)] Грех жалит человека гневом (см. Иоан. 3:36). И это вы называете удовольствием? Безусловно, если это так, то вы “горькое почитаете сладким” (Ис. 5:20).

Греховные удовольствия удовлетворяют лишь телесные чувства человека и они не являются разумными. Греховные удовольствия называются плотскими, потому что они удовлетворяют только похоти тела. Насколько абсурдна была речь богатого человека в Евангелии, когда он говорил о запасах своих товаров и полных житницах: “Душа, … покойся” (Лук. 12:19). Он мог бы сказать более правильно: “Тело, покойся”; ибо его душа никогда не получала какой-либо пользы за счет богатства, как не могла и находить наслаждения в нем. Хотя его житницы были полны, его душа была пуста.

Поэтому, когда сатана говорит вам: “Если ты будешь прилагать усилие, стремясь к небесам, то ты потеряешь все свои удовольствия”, то вы спросите у него: “Какие удовольствия, сатана? Те удовольствия, которые удовлетворяют только чувства плоти? Они не доставляют наслаждения нашему уму; они не успокаивают нашу совесть; они удовлетворяют лишь ту часть нашего существа, где преобладают чувственные страсти”.

Писание говорит, что все эти подслащенные греховные наслаждения являются всего лишь временными удовольствиями (см. Евр. 11:25). Они подобны огню в соломе, который создает яркое пламя, но некоторое время спустя – гаснет. Писание говорит: “И мир проходит, и похоть его” (1 Иоан. 2:17). Он проходит так стремительно, как корабль под парусами. Мирские наслаждения исчезают в тот же момент, когда мы их испытываем, подобно быстрой тени или вспышке молнии; и разве их нужно ставить выше вечной полноты небесной славы?

Сиюминутная радость, которая присутствует в грехе, в конце концов, превратится в горечь, как книга, которую съел пророк (см. Иез. 3:3): она была сладкой в устах, но горькой в животе. Мед сладок, но затем эта сладость превращается в физиологическое раздражение. Грех – это сладкая отрава; он услаждает наш плотской вкус, но причиняет муки нашему внутреннему человеку. Если хоть один раз глаза грешника открывались и он понял, что такое смерть, и если он уже ощущает некоторые проблески гнева Божьего в своей совести, – тогда он будет кричать от ужаса и будет готов наложить на себя руки.

О греховном удовольствии мы можем сказать так же, как Соломон сказал о вине: “Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше …Впоследствии, как змеи оно укусит” (Прит. 23:31-32). Поэтому не смотрите на привлекающие вас удовольствия греха; не наслаждайтесь его красотой, а бойтесь его жала. Разве проклятые в аду сейчас ощущают хоть какое-то удовольствие от своих прошлых грехов? Разве их чаша гнева содержит хоть одну каплю меда? Помните, что у Апокалиптической саранчи после золотых венцов и волос, подобных женским, идут львиные зубы (Откр. 9:7-8).

Таким образом, я уже ответил на первую часть этого возражения. По этой причине я должен оставить все удовольствия, которые я имел во грехе.

Возражение 4: “Если я буду прилагать такое рвение в религии, то тогда мне придется заменить источник своего наслаждения на труд. Образно говоря, мне придется прорыть дорогу в скале и во время этой работы я должен буду рыдать”.

Ответ: Хотя вы и должны проявлять рвение, но, тем не менее, это сладкое рвение; это тот труд, который оборачивается наслаждением. Писание говорит о верующих людях: “И воспоют пути Господни” (Пс. 137:5). Направить свою веру, как разведчика, чтобы увидеть небесный Ханаан и сорвать там гроздь винограда – какое наслаждение заключается в этом/ “Бог же надежды да исполнит вас всякой радости и мира в вере…” (Римл. 15:13). Как сладко любить Бога, в Котором сосредоточены все превосходства! Любовь к красоте приносит наслаждение. Ходить среди обетовании, как будто среди грядок с пряностями, и пробовать их плоды – о, какое это наслаждение!

Служение христианина дает ему мир совести и радость во Святом Духе. Sed juvat ipse labor [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, “эта работа сама по себе является удовольствием”. И не смотря на то, что некоторые люди говорят, что святое усердие отнимает у нас радость и во время совершения нами духовного труда мы должны рыдать, я утверждаю, что христианин не обойдется без этих слез. Однако, слезы святого (как говорит Бернард) имеют в себе больше истинной радости, чем все мирские наслаждения. Для скорбящих на земле вместо плача Богом уготован елей радости (см. Ис. 61:3).

Возражение 5: “Я хотел бы применить это святое рвение в стремлении к небесам, но в таком случае я выставлю себя для порицания и насмешек других. Они удивятся, увидев меня таким измененным, и подумают, что это ничто другое, как религиозное неистовство”.

Ответ: Подумайте о тех, кто будет порицать вас. Они являются такими нечестивцами, которые порицали бы даже Христа, если бы Он сегодня жил на земле. Они ослеплены богом этого века (см. 2 Кор. 4:4). Поведение этих людей напоминает нам ситуацию, когда слепой пытается найти изъяны на красивом лице.

За что они порицают вас? За то, что вы употребляете усилие в своем стремлении к небесам. Разве позорно трудиться для Царства Божия? Однако, скажите им, что вы совершаете то служение, которое Бог установил вам совершать. Лучше пусть они порицают вас за то, что вы трудитесь в Божьем винограднике, чем Бог осудит вас за безделье.

Иисуса Христа бесчестили из-за вас. Он претерпел позор креста (см. Евр. 12:2), а вы не желаете сносить всего лишь упреки за Него? Это всего лишь щепки креста, к которым нужно, скорее, относиться с презрением, чем сохранять в сердце.

Возражение 6: “Если я буду применять святое рвение и стану религиозным, тогда я потеряю те годовые доходы, которые я имею благодаря греху. Как сказал Амассия: “Что же делать со ста талантами?” (2 Пар. 25:9)”.

Ответ: Разве может быть какая-то польза от греха? Разве когда-нибудь человек преуспевал от этого занятия? К тому времени, как вы прекратите подсчитывать свои выгоды, вы найдете всего лишь небольшую выгоду. Но, посмотрите, что это за выгода?

1. Из-за выгоды, которую дает вам грех, вы накапливаете против себя гнев Божий (см. Римл. 2:5).
В то время, как вы вкладываете в свой мешок нечестно добытый доход, Бог накапливает гнев в Своем сосуде – и это вы называете выгодой? За те деньги, которые человек приобретает греховным способом, ему придется заплатить огромные проценты в аду.

2. Разве может быть выгодой то, что в конце концов сделает вас проигравшим? Вы теряете небеса и свою душу; и что тогда сможет компенсировать эту потерю? Христос сказал: “Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?” (Матф. 16:26). “Бог, – говорит Хризостом, -дал человеку два глаза; но Он дал ему одну душу, и если она будет потеряна, то человек погибнет навеки”.

Возражение 7: “Но у меня так много дел в этом мире, что я не могу найти времени для этого святого рвения. Как сказал царь Македонии, когда ему преподнесли книгу, трактующую счастье: “У меня нет свободного времени”.

Ответ: Посмотрите, как безрассудно это возражение. Что является самым главным делом всей жизни человека, как не забота о своей собственной душе? И для людей – говорить, что они настолько погружены в этот мир, что они не могут уделить внимание своей душе, – является самым нелепым и нелогичным. Это называется заставлять то, что является большим, давать дорогу тому, что является меньшим. Как будто землепашец может сказать, что он настолько занят заботой и ухаживанием за своими пчелами, что у него нет времени пахать или сеять. Что является его основным занятием, как не пахота? Какое безрассудство – слышать от людей, что они настолько поглощены этим миром, что у них нет времени для своей души!

Разве Бог не нашел время, чтобы подумать о вашем спасении? Разве Иисус Христос не нашел время, чтобы прийти в мир и быть здесь на протяжении более чем тридцати лет, выполняя великий план вашего искупления, – а вы не можете найти время для того, чтобы позаботиться о своем спасении? Неужели получение ничтожной прибыли является тем препятствием, которое мешает нам употреблять усердие в стремлении к небесам? Ваши деньги погибнут вместе с вами.
Можете ли вы находить время для вашего тела, – время, чтобы поесть и поспать, – и не найти времени для своей души? Вы можете найти время для отдыха и восстановления своих физических сил, но не можете найти времени, чтобы использовать его для вашего спасения? Вы можете находить время для нанесения бесполезных визитов друг ко другу, но не находите времени, чтобы посетить трон благодати?

О, будьте осторожны, чтобы не отправиться в ад в толпе людей, занятых мирскими делами. Иисус Навин командовал армией, но, в то же время, его работа, как солдата, не препятствовала его труду, напоминающему труд христианина. Он должен был и молиться, и сражаться; он должен был держать в своей руке не только меч, но и книгу закона (см. Иис. Н. 1:8).

Позвольте мне спросить вас, кем бы вы ни были, спросить тех, кто выдвигает это возражение о вашей мирской занятости: “Считаете ли вы в своей совести, что это будет хорошим оправданием в последний день, когда Бог спросит вас: “Почему ты не прилагал усилия и не стремился к небесам?” Скажете ли вы: “Господь, я настолько погряз в мирском бизнесе, что он мне препятствовал”?” Будет ли хорошим оправданием для слуги – сказать, что он был настолько пьян, что не мог работать? На самом деле, то же самое можно сказать и о вас – вы были так опьянены заботой о мирском, что не могли стремиться к Небесному Царству.

Вся слава Христу

Об авторе:

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для нас, силою Божиею через веру соблюдаемых ко спасению, готовому открыться в последнее время. (1Пет.1:3-5)
  Похожие статьи

Добавить комментарий